https://i.yapx.ru/MkwO.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
Pedro Pascal

» имя, возраст:
Вам на откуп, для удобства я буду звать его – Адан
Возраст приблизительно 36-42.
» принадлежность:
На выбор, лучше даже если изначально он был в побочном, а не главном штабе, или вовсе не состоял в штабах, но поддерживал ренегатов.
» профессия:
Агент управления по борьбе с наркотиками (?)

» способность:
Ваш выбор
» сторона:
Строго ренегаты.
» статичное изображение:
ссылка.


● Уроженец Соединенных Штатов с латиноамериканскими корнями. Эмигрантами были либо родители, либо дедушки-бабушки, при этом семья была благополучной, детство и отрочество - нормальными, с хорошим образованием. После окончания учебы по личным причинам трудоустроился в DEA, после периода адаптации добровольцем вызвался на работу под прикрытием. Был внедрен в венесуэльский наркокартель в 2029-ом году. Оказался достаточно расторопен и умен, чтобы за два года “вырасти” по служебной лестнице, умудряясь при этом сливать данные правительству США.
● в 2031 Адан был приближенным к венесуэльским наркобаронам, которые принимали участие в государственном перевороте. В решающий момент он способствовал срыву встречи с продавцами оружия и захват здания парламента, выдал всех, кого знал. В ходе задержания и возникшей потасовки погибло несколько невинных, и, к сожалению, от руки Адана. Это мрачное обстоятельно стало окончательным концом кампании революционеров. Он наконец отправился домой.
● Никогда слепо не верил в систему, людей и не шел в толпе последователей. Делал вид, что играет по правилам, но будь он лишь верным солдафоном, то вряд ли смог усидеть на двух стульях и выжить там, где творилось, то, что не каждый выдержит. Венесуэла уникальная страна, проблемная, своенравная чтобы жить в ней, надо уметь выживать.
● Изначально высказывания Линкольна Риндта не вызвали в нём отклика, однако после трагедии, которая унесла практически весь Нью-Йорк, он задумался. Фактического решения за ним не было, долг требовал признать правоту тех, кто держал изначальные бразды власти,  а интуиция подсказывала, что Итану Элдерману доверять нельзя. Слишком много трагедий за такое короткое время, слишком многое не сходилось. Он отыскал один из побочных штабов ренегатов и уже будучи там понял, что выбрал верную сторону.
● Как вариант, Адан не вступил в какую-то из групп, и не увяз прочно в этом, просиживая штаны в штабе, ради выполнения миссий, которые были ему не совсем по вкусу, или недостаточно точно отражали то, чего он хотел от войны. Поэтому Адан стал информатором или искателем, наведываясь туда, где чувствовал себя как рыба в воде – в гостях у контрабандистов и ребят, которые теперь отвечали за веселье, незаконное, конечно.
● А еще Адан тряхнул стариной и боевой удалью, да вытащил из передряги девушку (подробности расскажу в лс), узнав в ней Кристу Аларкон, за которой охотятся вигиланты, ренегаты, и все те, кто смог поднять тело с дивана. И возможно получил приглашение присоединиться к штабу.  Ну или почестями и деньгами награду забрал.

Связь на фоне постапокалиптического будущего радости от того, удалось спасти свои задницы, и ситуации в которой придется ехать из Вашингтона в Миннесоту, молясь всем мексиканским богам, и надеясь выжить. Дерьмо творящееся вокруг объединяет, во многих смыслах. Подробнее обсудим лично.

Характер не прописан от и до, но есть интересные мысли, и, если вам понадобится немного вдохновения, отвалим, не проблема. Почти все, что написано в заявке - лишь пожелания и основа персонажа, вы вольны переделывать его так, как захотите. Добавлять, выкидывать факты, творить беспредел и сделать персонажа полностью своим.
Адана жду не только я, мы писали эту заявку вместе, но есть и другие заинтересованные люди, поэтому с игрой точно не будет проблем, как бы еще не пришлось скрываться от нашего энтузиазма.
Мы здесь давно и надолго. Все покажем, расскажем. Просим только не бросать роль.
А еще замутим электрический хлыст, если захочешь.

п р и м е р п о с т а

Не к этому готовилась Криста Аларкон, когда так рвалась оказаться в стане врага, то есть... теперь уже можно говорить о них как о союзниках? Она путалась в понятиях и торопила события, но очень рассчитывала именно на такой исход.
Ей удалось увидеть жизнь с множества сторон, окунуться в нее с головой, но Крис почему-то предпочитала думать голливудскими клише, может так она не давала себе думать о худшем, или наоборот создавала в голове наиболее жуткие сценарии, которые могла представить. Она готовилась как минимум к пыткам с участием ногтей, иголок и кровожадного дознавателя в довольно обыденной связке, или к тому, что однажды дверь камеры откроется и прозвучит один пронзительный выстрел, после которого больше в этом мире ее ничто не побеспокоит. Но самым ярким был тот вариант, где сопротивляющуюся предательницу волокли по пустынному коридору, запирали в полупустой комнате, и обдавали мощной струей холодной воды, примерно так, как в старые добрые времена поступали с психически больными.
Ждала ли она того, что после одной беседы ее оставят в покое и неведении на несколько дней? Как будто не знали, что делать с бестолковой подружкой вождя вигилантов, или вели переговоры с ним, чтобы вернуть перебежчицу обратно. Кстати, Криста крупно ошибалась, когда считала худшим испытанием пытку ледяной водой. Ее настоящим кошмаром стало бы возвращение к Итану, его полная власть над ней, и желание преподать урок, который запечатлелся в подкорке.
Но и ренегаты кое-что понимали в том, как вымотать противника и попытаться загнать его в угол, потому что когда замок на двери камеры жизнерадостно щелкнул и она отворилась, пленница уже смирилась с тем, что сгниет в этой унылой комнатушке, если не свихнется намного раньше, в этом случае ей, к счастью, будет плевать абсолютно на все. И клеткой станет собственное сознание.
Криста медитировала в потолок несколько часов подряд, упрямо не поднимаясь с места, чувствуя как нарастает напряжение в ногах, но работать овощем хотя бы было не так утомительно, как мерить шагами крохотную камеру, каждый раз упираясь в ненавистные стены.
На какие-то доли секунд она начинала сомневаться в принятом решении, не потому что, думала, что Элдерман прав и за ним будущее, не потому что ей вдруг стали неприятны ренегаты, и даже не потому, что испугалась за свою жизнь и с удовольствием вернулась бы к бывшему, поджав хвост. Кристе нужна была обычная жизнь, с постоянной работой, друзьями и относительным покоем вокруг, к этому она стремилась, уезжая из дома, едва окончив школу.
Когда рушатся детские мечты, на смену им приходит взрослое желание максимально спокойно существовать в это мире. Кристе досталось в детстве, когда она получила свою способность. И больше ей не хотелось становиться всемирно известно балериной, и получать ту дозу внимания и придирок, которые свалились на нее когда носителей официально признали и показали всему миру, вот только некоторые не перестали считать их фриками, которым место в цирке уродов.
У нее не было выбора, вместо жизни девчонки из толпы, она оказалась посреди войны, как и тысячи других людей, у которых тоже были свои стремления, желания, но обо всем этом забыли сразу же, как прозвучал первый взрыв.
Никто не виноват, но отвечает и расплачивается за произошедшее каждый из выживших.
Но выбора нет, как и прошлой жизни, и потому она поднимается, чтобы увидеть, кто же стал долгожданным посетителем и снова разочароваться в возможностях собственной проницательности и фантазии. Ее охранник молчалив и абсолютно невозмутим, а каждое движение такое отточенное, что в пору заподозрить, что перед ней робот, но и в 37 году техника еще не настолько продвинута.
Наверняка они отправили к ней самого опытного бойца, чтобы какой-нибудь прыщавый мальчишка не застегивал наручники трясущимися руками, и не избегал взгляда, выставляя ренегатов трусами перед самой Кристой Аларкон — главной предательницей года.
Бывшей вигилантке вообще подобрали неплохую и колоритную компанию, сразу после того, как девушку завели и усадили на стул в раздражающе безликой комнате, в ней появился и дознаватель — мужчина, наверняка старше 50 лет, но он так спокойно и уверенно выглядел, как будто всю жизнь готовился к этой встрече. Люди старшего поколения нравились Кристе иногда больше, чем ее ровесники, было в них что-то, позволяющее твердо держаться на ногах. Уже после недолгого общения с Бобби, пожилым владельцем бара, который приютил Крис после переезда в Нью-Йорк, ей удалось понять, что старикам не надо вгрызаться в жизнь и отрывать сладкий кусочек, они скорее всего уже нашли себя и успокоились.
Девушка кивнула в ответ на приветствие, наблюдая как ребята, которые должны были стать защитой для мистера Болтона, выходят за дверь. И даже в этом могла крыться какая-то подстава, дознаватель мог быть настолько уверен в том, что Криста не навредит ему или с большей вероятностью именно Кристе надо беспокоиться о своем благополучии. Люди, которые ничего из себя не представляют, обычно очень любят собирать вокруг себя толпу прихлебал.
— Воду — согласилась Криста, хотя ее так и подмывало демонстративно отказаться от всего, что предлагал новый знакомый, но перед кем было ломать комедию и играть в железную леди? Она определенно находится не в том положении, — с лимоном, если не затруднит.
Мисс Аларкон не очень любила копаться в прошлом, потому что так или иначе натыкалась на косяки, глупые поступки или решения, о которых все еще жалела. Но этот простой вопрос сразу перенес ее на три года назад, когда ей посчастливилось или не повезло (с какой стороны посмотреть) познакомиться с Итаном Элдерманом, который заглянул на ужин в ресторан, где Крис подрабатывала в ночную смену.
Почему этот день? Потому что именно тогда она стала вигиланткой, и пусть еще никто не знал, что когда-то будет война, и сторонники Итана назовут себя так, она уже готовилась стать одной из них.
— Это вигиланты примкнули к нам — начала Криста, тут же спотыкаясь о последнее слово, теперь не было никаких "нас", она сбежала от Элдермана, оставила его с носом, и готовилась предать прямо сейчас. Допросы не проводят ради интересной беседы, ренегатам нужна информация, — я была с Итаном задолго до того, как появился Риндт со своими вестями о будущем. Работала официанткой и представить не могла, что стану поддерживать кого-то, кто решит развязать войну.
И правда, до этой встречи Ри считала, что ее потолок это работа в баре, ну или открытие своего заведения. Но никак не то, что она станет первой леди для мужчины, который был так опасен, что о его смерти мечтала не одна сотня человек.
— Но если вас интересует с чего началась история вигилантов, я вряд ли расскажу что-то новое и назову точную дату, так как  даже не пыталась запоминать, из меня хреновый общественный деятель. Итану требовались союзники, потому что он не верил ни одному слову человеку, который взялся из ниоткуда. А я считала нужным помочь ему в этом, поэтому начала находить полезных людей. Не уверена, что понимала тогда, что занимаюсь вербовкой.
Вот вы сразу поняли, в какое дерьмо оказались втянуты?
Этот вопрос прозвучал с интересом и еле скрываемым вызовом, но чего ей еще бояться? Каждый новый вздох похож на чудо, и порождает лишь новые мысли о том, почему она все еще жива.