24.08.2017 РЕЗУЛЬТАТЫ КОНКУРСА
27.07.2017 ВНИМАНИЕ! WP ПРОВОДИТ КОНКУРС! Приглашены все!
02.08.2016 Встает вопрос об активных модераторов на 2-3 раздела.
11.05.2016 Напоминаем, что все тех.вопросы решает Северный Ветер. Набор персонала на должность модераторов/администраторов, ведение ротации и раздела "Пиар от Вайта" - это работа Дафны.
26.01.2016 Обновлена статистика ротации, почищены список ее участников.


13.12.2015 О задержках, альтернативных призах, режиме работы форума и пр. Читаем, внимаем

АГОНИЯ
[ заказать ]

БЕРНКАСТЕЛЬ
[ заказать ]

NAIAD
[ заказать ]

BLACKBERRY
[ заказать ]
Down In The Forest

White PR

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » White PR » Ролевые игры — авторские миры » Мистерия#


Мистерия#

Сообщений 211 страница 219 из 219

211

http://img.ii4.ru/images/2017/11/01/873616_konkurs114.jpg

1 место - Леандро де Ромеро

http://i6.pixs.ru/storage/7/7/1/ObsidianaS_7263842_28102771.jpg

2 место - Ульфар

http://img.ii4.ru/images/2017/10/10/866241_a17_ZU8GPbU.jpg

3 место - Юстина

http://i12.pixs.ru/storage/1/8/1/6v3jpg_2632796_28072181.jpg

4 место - Санджана

https://i62.servimg.com/u/f62/19/74/62/84/dscn1111.jpg

5 место - Маргарет Кальт

http://www.picshare.ru/uploads/171031/JskTbbA4i1.jpg

0

212

http://img.ii4.ru/images/2017/11/02/873923_konkurs115.jpg

1 место - Рехста

Не смотри

"Сотни лет назад в замке Моро жила юная принцесса; настолько же она была красива, насколько высокомерна и честолюбива. С детских лет она любила часами глазеть на собственное отражение в зеркале, и ничто не доставляло ей большего удовольствия, чем восхищённые взгляды придворных. Унаследовав власть над окрестными землями в возрасте семнадцати лет, она немедленно отдалась своей мании величия и постановила воздвигнуть во всех уголках королевства прославляющие её монументы. Тронную залу по её указу обвешали её же собственными портретами; иностранную валюту в Моро переплавляли на золотые монеты с её ликом; а воины шли в бой под неусыпным надзором нарисованных на знамёнах золотых глаз своей госпожи. Так было.
А потом во дворец явилась темноликая ведьма с посохом из ивы и терновым венцом на голове…"

“Шлёп-шлёп-шлёп”.
Они застыли на местах, будто вкопанные; глаза лихорадочно метаются в попытке вырвать из темноты источник неестественного звука, руки судорожно сжаты на рукоятках верного оружия. На несколько десятков сантиметров выползает из ножен Элеруин Рэйкора; бородатый маг бессознательно подвигается вбок, чтобы прикрыть Лаурен. Пламя факела лисохвостой дрожит и виляет, заставляя случайные тени хаотично танцевать вокруг тройки приключенцев.
- Что-то идёт, - озвучивает Рэйкор возникшую у всех троих мысль.
- Пока не вижу, - отвечает спокойно арахнотавр Рехста. – Ляу, опусти факел, он мне мешает.
- Как скажешь. Тут же никого не может быть?..
- Место старое. Упырь какой-то. Может, холоднокровный. Ты тогда его и не увидишь, Рехста…
- Увижу. – глухо бурчит цералинка, делая осторожный шаг вперед. Древние мраморные колонны и обломки стен ограничивают эффективность её термолокации. – Не волнуйся.
Вопреки собственному совету арахнотавр вынимает из ножен Жаждущую. Эсток тускло и мрачно сверкает в свете опущенного факела. В нем отражается гладь стоячей воды под ногами путников: мутная жидкость покрывает этот этаж дворца Моро одной огромной лужей. Именно она выдаёт приближение чего-то в темноте.
“Шлёп-шлёп-шлёп”…
- Круги на воде вижу, - процеживает Рехста. Не давая союзникам и слова сказать, арахнотавр выставляет вперёд клинок эстока и в несколько шагов покрывает несколько метров, чтобы дать возможность своей термолокации заглянуть за угол ближайшего препятствия – обломанной и изуродованной до неузнаваемости статуи.
- Ну что? – нетерпеливо интересуется бородатый маг.
- Вон там, - бормочет себе под нос цералинка. – Сейчас, сейчас…
И тут она визжит – так громко, что напуганная Лаурен немедленно роняет факел. Но он падает достаточно долго для того, чтобы и Рэй, и Лау могли увидеть, как хитиновые гребни на голове Рехсты взрываются. Напоминающая пагоду конструкция лопается по бокам, выстреливая в обе стороны крошащимся в пыль хитином и кусочками чего-то жёлтого. Жаждущая с плеском падает в воду, визжащая Рехста хватается руками за голову, а потом факел наконец с шипением гаснет.
Рэйкор инстинктивно бросается к Рехсте с мечом наголо. Ему почти ничего не видно: мужчине мало пробивающегося сквозь дыры и бойницы лунного света. Арахнотавр оседает наземь, держась за голову; она громко и неразборчиво ругается. Лаурен стоит, как вкопанная, непослушными руками пытаясь зажечь новый факел.
- Что такое? – орёт Рэйкор чуть ли не в ухо Рехсте, отчего та дергается; визжать она прекращает, теперь только хрипло стонет. Пальцев от гребней не отнимает. Выругавшись, бородатый маг отступает на шаг и оглядывается, прищуривается, пытаясь высмотреть хоть что-то. Но – нет. Жутковатого шлёпанья тоже теперь не слышно, спасибо цералинке: та неосознанно дрыгает ногами, баламутя воду и маскируя звуки.
- Что с ней? – шепчет из-за спины Рэя паникующая Лау. Новый факел наконец загорается: снова пляшут тени свой адский хаотичный танец вокруг тройки приключенцев. Всё ещё не может вымолвить ни слова Рехста: она слабо покачивается взад-вперед, баюкая развороченные на куски гребни, и стонет, и воет, и Рэйкору хочется хорошенько ей врезать, только бы успокоилась…
- Нам лучше развернуться, - молвит Лаурен, подходя поближе и наклоняясь к Рехсте. – Шшш…
- Мы должны быть близко к тронной зале, - отвечает ей Рэйкор, не глядя. – Я разберусь. Подними факел повыше. Рехста, заткнись!
- Я не чувствую т-тепло, - скулит арахнотавр. – Я п-потеряла м-мембраны!
Бородатый маг осторожно выходит на несколько шагов вперед. Серо-голубые глаза мужчины пристально всматриваются в окружающие компанию руины. Его меч остёр и готов рубить, на кончиках его пальцев играет разрушительная магия. Он отчаянно пытается нашарить в воздухе признаки поразившего Рехсту колдовства – а что ещё это могло быть? – но терпит неудачу.
“Шлёп-шлёп”.
Рэйкор поворачивается на каблуках. Дрожащие языки пламени подсвечивают расходящиеся по воде круги. Нечто приближается к ним слева, прячется за обломанной колонной, вне поля зрения Рехсты и Лаурен. Девушкам его не заметить – а вот маг сейчас увидит. Из-за мрамора показывается неясный силуэт, маг довольно выдыхает и готовится нанести удар…
С негромким влажным хлопком его глазные яблоки синхронно лопаются, брызжа во все стороны humor acvosum. Боль простреливает мозг Рэя раскалённым клинком. Мир потухает. Навсегда.
Лаурен отшатывается назад, прижимая руку ко рту в молчаливом шоке: дыхание девушки спирает, сердце на миг останавливается. Даже Рехста временно забывает о терзающей её боли, потому что Рэй кричит намного громче её. Его вопль оглашает окрестности и еще несколько секунд гуляет эхом по тёмным коридорам старого замка Моро. Элеруин шлёпается в воду, как совсем недавно Жаждущая; мужчина падает на колени и прижимает ладони к почти опустевшим глазницам. Пальцы цепляются за влажные пучки нервов и сдувшуюся полупрозрачную оболочку. Из-под них по лицу струятся ярко-красные слёзы.
Уже второй факел падает с шипением в воду.
Но стоит отдать Рэйкору честь: его пытливый ум быстро соединяет несколько фактов в одно целое и делает логичный – и фантастически жуткий – вывод. Ему даже удаётся сообщить этот вывод своим спутникам: в промежутках между стонами он жалобно изрекает:
- Не смотри! Не смотри на это, Лаурен!
Рехста, хоть к ней напрямую и не обращались, следует совету первой. Она не рада отказываться от своей способности ясно видеть в почти полной темноте, но сейчас выбирать не приходится. Недействующие – несуществующие – мембраны отзываются адской болью. Арахнотавр, однако, в своё время прошла войну; травмы и ранения ей привычны, и потому ей удаётся превозмочь агонию и подняться на ноги. Она даже нашаривает эсток и принимает боевую стойку. Только вот кого бить? Шлёпающую тварь опять не слышно, а теперь и не видно.
- Тихо, - командует она, и Рэйкор кое-как пытается себя сдержать. Лаурен, тоже с прикрытыми глазами, дрожит неподалеку от обуревающего её ужаса. Её тонкие пальцы сами находят верный кулон маскировки и сами же на нём сжимаются: миг – и лисохвостая растворяется в воздухе.
Рехста, пользуясь своим великолепным слухом, находит Рэя и ободряюще треплет его по плечу.
- Что “оно” такое? Как ты, Рэй?! – срывается Лаурен.
- Я не успел увидеть, - с трудом отвечает мужчина. Второй вопрос он игнорирует, ответ очевиден. Его лисохвостая подруга ещё что-то хочет спросить, когда шлёпанье раздаётся вновь…
Цералинка стрелою срывается с места, мчится вперед, чуть не ломая ногу о подвернувшийся по пути обломок крыши. Лаурен припадает к земле, она в бой бросаться не хочет, ибо понимает, что только помешает Рехсте. Рэй, рыча от боли, отнимает руки от незрячих глазниц и приникает к ближайшей колонне; его нога случайно натыкается на Элеруин и он поднимает меч.
Опыт арахнотавра её не подводит: остриё Жаждущей находит цель. Эсток глубоко погружается во что-то мягкое. Она не открывает глаз, памятуя о неудаче Рэйкора; остаётся только надеяться на то, что незримого противника поразила куда надо. Цералинка и сопротивления-то не встречает, и уже готовится праздновать победу, когда подземелье оглашает очередной вопль – женский визг боли.
В следующий миг у всех троих приключенцев одновременно лопаются барабанные перепонки.
Дымящаяся, жаркая кровь брызжет из ушей, звуки – шорохи, стоны, всплески и шлёпанье – одновременно пропадают. Руины замка Моро продолжают жить, но трое пришельцев этой жизни уже не слышат. Они кричат, и им кажется, что кричат они молча.
От боли и ужаса арахнотавр Рехста раскрывает глаза, успевает заметить облезлую бледную кожу…и немедленно лишается зрения: глазные яблоки распирает внутренним давлением вне всякого разумного предела. Жаждущая выпадает из рук, цералинка валится наземь кучей хитина с торчащими во все стороны острыми ногами, лицом в мутную воду. Ошалевший Рэйкор опускает Элеруин, примеривается по памяти и взмахом руки отправляет в полёт смертоносную молнию. Кончик его меча касается воды…
Он бы об этом пожалел, но уже не успеет. Разряд врезается в покрывающую полы воду. Ток в пятьдесят тысяч ампер расходится во все стороны. Хитиновый экзоскелет Рехсты трещит и крошится, арахнотавр умирает мгновенно. Короткое замыкание настигает и самого бородатого мага; парализованный и обожжённый, он падает в наэлектризованную воду и агонизирует еще несколько секунд, прежде чем испустить дух.
Лаурен везёт больше. Её высокие сапоги частично защищают её от шокового удара; она успевает развернуться и рвануться прочь, прежде чем все-таки задевает водную гладь хвостом. Девушку будто приложили дубиной; ошарашенная, она валится с открытыми глазами на удачно подвернувшуюся сухую каменную плиту. Лицом вверх. Тело не слушается.
“Шлёп-шлёп-шлёп…”
Она не слышит шагов, её кровоточащие уши разорваны недавним воплем; и всё же они отдаются в её воспалённом сознании, потому что лисохвостая знает: чудовище замка Моро идёт к ней.
Она хочет убежать. Закричать. Хоть что-то. Но она заперта в парализованном электричеством теле.
В поле зрения возникает неясный силуэт – и чудесные жёлтые глаза Лау лопаются, будто переспелый крыжовник. Очередной импульс безумной боли пронзает голову и тело девушки.
“Не смотри”, - думает она. – “И не слушай. И не”…
Неестественный холод овевает её кожу. Сердце девушки в ужасе замирает.
Чужая плоть, холодная и склизкая, касается её бледной кожи. И от этого прикосновения кожа Лаурен горит, плавится, растекается бледно-жёлтой белково-жировой массой. Кровь сворачивается багровыми скользкими комками.
Глотка Лаурен кое-как испускает последний безумный хрип.
А потом существо из руин замка Моро заключает девушку в тесные и нежные объятия.

“…Темноликая ведьма три дня и три ночи гостила у стен королевского дворца, три раза приходила с просьбой о помощи, и три дня подряд получала отказ. На четвертый день разозлившаяся королева приказала повесить надоевшую ей женщину на главной площади. Говорят, что с уст ведьмы успело сорваться предсмертное проклятие, текст которого вольным языком излагает историк и менестрель Краммарт Барисеус:
”Звонок твой голос, прекрасен твой лик, нежна твоя кожа, о дивная королева замка Моро!
Ты любишь, когда твои подданные внимают твоим сладким речам,
Ты любишь, когда придворные не могут оторвать от твоей красоты глаз,
Ты любишь, когда молодые рыцари сгорают от страсти от одного лишь прикосновения твоей руки,
Так пусть с моим последним вздохом никто больше не сможет услышать тебя, увидеть или почувствовать. Стань же одинокой и бесполезной, как статуи, которыми ты усеяла королевство!””

0

213

https://i11.servimg.com/u/f11/19/78/75/17/110.jpg

Автор - Юстина.

0

214

http://i12.pixs.ru/storage/1/9/0/Uarapng_8619000_28425190.png

0

215

http://s9.uploads.ru/woRj0.jpg

Мистерия поздравляет всех с первым днем зимы!

0

216

http://imghost.in/img/2016-04/26/wajubphlbe4rxbap7wd8qwkrd.gif

http://sd.uploads.ru/kB3cG.png

С 1-го декабря по 28 февраля любой желающий новый игрок сможет прийти каноном из данных фильмов:
1. «Однажды в сказке» - кроме Румпельштильцхена.
2. «Белоснежка и охотник» 1-2.
3. «Красавица и чудовище».

Администратор обязуется помочь с адаптацией данного персонажа, а также обеспечить новичка игрой сразу же после приемки анкеты.

*Возможно, некоторые способности персонажа будут урезаны или слегка видоизменены, если они не вписываются в правила форума.
*Копировать информацию о персонаже с другого сайта и вставлять на форум – запрещено. Вы должны писать все своими словами.

После приемки персонаж получит сразу 4000 очков/пыли.

Шаблон анкеты:

   

Код:
[center][color=#99ffff][b]Акция: «Зимняя сказка»[/b][/color][/center]

            (Картинка внешности)

            [b]Имя[/b] -
            [b]Категория[/b] -
            [b]Раса[/b] -
            [b]Внешность[/b] -
            [b]Характер/слабости[/b] -
            [b]Биография[/b] -
            [b]Расовые способности[/b] -
            [b]Мастерства[/b] -
            [b]Магия[/b] -
            [b]Артефакты[/b]
            1.
            2.
            3.

0

217

https://preview.ibb.co/myiVUb/image.jpg

1 место - Нира О’Берн

Жрица таяла. И вовсе не от речей вновь клянущегося в верности демона, а вполне себе буквально. Иссыхали мышцы, испарялся жир, веснушчатая кожа туго обтягивала кости. Любая столичная красавица бы пищала в восторге от такого стремительного похудания. Ведьма так и представила себе фонарные столбы, вовсю пестрящие цветными листовками, призывающими опробовать "новый чудо-метод, который избавит от жира буквально навсегда!"
Жаль только, что с талией все равно проблемы.
«Ты придешь, Ио? Этого ты желал? Моей смерти? Появления ребенка, который уничтожит весь этот гребаный мир, который ты так пытался спасти от Присциллы?»
На нее полилось что-то горячее – жрица не поняла, что. Разглядела протянутую руку. Нира попыталась подняться, но боль охватила ее, стиснув, как кулак гиганта. Дыхание оставило ее, она сумела только охнуть. Голоса Амаи и Шики уже казались погребальным напевом.
Страшно.
Твердая рука подняла ее в воздух. Сейчас она, должно быть, совсем ничего не весила для такого силача. Высушенные пальцы протестующе шкрябнули по одежде Катсуро, но тут же устало упали. О’Берн дернулась в его руках, когда боль вновь овладела ею, и наконец закричала: похоже было, что ребенок пробивается наружу, ножами в обеих руках кромсая ее тело.
«Почему ты хочешь убить меня, доченька? — мысленно передразнила она те слова, что не так давно плод посылал ей в видениях. Она знала, как глупо было просить пощады у ребенка, которого сама столько раз пыталась убить, но не могла перестать пытаться торговаться свою жизнь, — Что тебе нужно? Жизнь? Я дам тебе чужую! Хоть две, хоть десять! Но не мою, пожалуйста, не мою!»
Слезы стекали по горящему лицу; поблескивали, проделывая дорожки на вымазанной кровью щеке. Момент кончины, даже когда видишь его приближение, всегда неожиданен. Всегда думаешь, что ты особенный, что именно для тебя последует отсрочка, помилование. Но так не бывает.
Отравительница рыдала, как ребенок, чувствуя боль в чреве; в теряющих зрение глазах мир расплывался, как пятно, как клякса, полная боли и криков. Бесконечное мелькание стен и пейзажей, страх… Она не знала, куда смотреть, не знала, где перед, где зад. Горло горело от жажды, во рту появился металлический привкус. Голова тяжелела, тошнило.
— Быстрее, прошу, быстрее! — закричала Нира или, быть может, только хотела закричать, потому что когда она открыла рот, из него вырвался лишь долгий стон боли, и пот выступил на коже.
Она видела, как ее принесли в каморку, чувствовала, как стало холодно, слышала, как отдали странный указ. Но совсем не знала, как ему подчиниться. Как она могла не ненавидеть дитя? Не желать смерти за все свои страдания? Издав каркающий вопль, О’Берн рванулась со своего ложа, выгнулась, задергалась. В руках и ногах вспыхнула нестерпимая боль, от которой вновь затошнило. Силы оставили. Чародейка вновь опустилась на жесткую поверхность, давящую на все проступившие кости.
«Ладно. Сдаюсь»
Жить она хотела. Страстно, отчаянно. Не из страха смерти, но страха умереть так глупо и ничтожно. Она хотела успеть куда больше, оставить в этом мире след более значимый, чем лишь безымянная мать для чудовища. Не могла принести все желания, страсти, амбиции в жертву ребенку. И если для того приходилось оставить жажду убить дитя… Меньшее зло, так ведь? Рыжая покорно закрыла пустые глаза, обнимая себя за тонкие и сухие плечи, если не полностью избавляясь от желания умертвить ребенка, то хотя бы упрятывая его так глубоко в свое сердце, как только могла. Приняла последствия его неисполнения на голову нетрезвую, но уж какая была.

Сцены зачатия и избавления от ребенка поразительным образом перекликались. Суматоха, страх, непонимание и беспомощность, касающаяся живота женщина, забытье – и пробуждение в одиночестве.
Она попыталась сесть. Ощущение тупой одеревенелости во всем теле сменилось болью так внезапно, что ее затошнило. Темная комната накренилась и поплыла. В голове стоял вязкий туман, и вспомнить, что произошло после прибытия в храм ей не удавалось.
Который теперь час? Какой день? Где она? Сон это или явь?
Нира с видимым трудом поднялась на четвереньки, вытерла нос предплечьем, глянула дурными глазами. Ее взгляд безучастно скользнул по незнакомой комнатке, остановился и ожил лишь при виде наполненного водой таза. Жрица с огромным трудом подползла к нему, свалившись с убогого ложа, схватилась трясущимися за чашку и принялась жадно пить оказавшийся там горький отвар. Захлебнулась, принялась кашлять и фыркать, плеваться и наконец, осушив всю чашку и даже зачерпнув ладонями воды из таза, села, прислонившись спиной к холодной стене. Вода стекала у нее по груди на плоский живот.
«Я жива»
Прокручивая бесконечно эту мысль по кругу, жрица притянула к себе мыло, оставленное полотенце и, смочив то в тёплой воде, принялась машинально обтирать восстановившееся тело. Она почему-то всё ещё жива. Она выносила за день чудовище, страшнее даже того, "встречу" с которым смогла пережить лишь бессмертная Ут-Матар, но неведомым образом осталась жива.
Зачем? Для чего? На что надеялись эти люди, сохраняя ей жизнь? Не из милосердия ведь. Милосерднее было бы добить.
Безопаснее было бы добить.
Грязь, кровь и пот были отмыты. Стереть воспоминания было сложнее. Держась за стену, нагая ведьма медленно поднялась. Вновь провела рукой по всем вернувшимся изгибам. Ни единого шрама, ни отвисшей на брюхе кожи, исполосованной следами растяжек. Никаких следов. Точно и не было ничего.
Но это было не так, она знала. Она выжила, но её всё равно получилось унизить, использовать и выкинуть, получив желаемое.
«Вот тебе и поборолась с пророчеством. Точно камень, выпущенный из пращи. Как высоко он взмывает! И как стремительно падает вниз под действием неумолимой силы гравитации»
В горле стало горько и больно. Значит, надо поплакать, подумала Нира, но глаза ее остались сухи как пепел. Все её слезы высохли, когда ребенок вытягивал из нее все соки. Выжглись, превратившись в пар на щеках.
Схватив висящее на стене скромное одеяние – а вот Цу Дэ ей предоставляла и ванну, и нормальное платье! – жрица, как смогла его запахнула и нарочито туго перевязала слишком широким поясом, подчёркивая тонкий стан. «Опять без белья». Расческа руками волосы. Среди зелёного тряпья, когда бывшего её платьем, нашла острый нож и спрятала в рукав. Вымеряя каждый шаг, чтоб не свалиться, добралась до двери. Она отворилась со скрипом, распилившим её мозг напополам тупой пилой. Оказалась на породе странной залы. Втянула густой травяной запах. Мрачно посмотрела на обнаружившегося Катсуро. Зачем он здесь? Это охрана? Но для нее ли? Или от нее?
— И что теперь?
«Что мне теперь делать?»
Вышвырнут ли ее из храма, ничего не сказав, как использованную обертку, или невежливо напомнят, что только что спасли ей жизнь и самое время за это расплатиться?
— Сколько прошло времени? Где мои слуга, страж и меч?
Безусловно, любая нормальная женщина сейчас бы с безумным огнем в глазах кинулась выспрашивать о ребенке, по-звериному воя просьбы, требования и угрозы, лишь его увидеть. Жрице было плевать. Человек, из которого только что вытащили ком паразитов, если и поинтересуется их дальнейшей судьбой, то разве что из праздного любопытства. А вот если вдруг проникнется к ним жгучей любовью, - ведь как так, они же были его частью, буквально плотью и кровью! – то прямая ему дорога к мозгоправам. Вот и у чародейки не было ни единой причины проникнуться теплыми чувствами к паразиту, которого носила всего сутки и от которого не получила ничего, кроме такого количества боли, которое не испытала за всю предыдущую жизнь.
И только один факт пробуждал легкое желание дитя найти.
Ее ценность.
То, сколь многим сильным мира сего был нужен этот отвратительный ребенок. Как весь мир на саму Ниру ради неё наплевал, решив использовать. И то зарождающееся жгучее, злобное желание не дать никому из них получить желаемое – как плата за ее унижение. Самое начало этой платы.
Но она не спросила. Хотела проверить – скажут ли сами.
Лишь молча взглянула на вернувшую прежний объем, но все еще слабую кисть руки. Пошевелила пальцами, пытаясь создать простенькую иллюзию золотой бабочки. А потом выдавить хоть искру уже неиллюзорного света.
«Что же, что же, что же?»


2 место - Генри

Привалившись плечом к стене коридора, Генри молча скользил ленивым взглядом по каждой из изысканных ловушек коридора. В общем-то вор все еще не собирался соваться вперед, но с каждым повторным осмотром полосы препятствий ему все больше казалось, что ее прохождение не составит для него никаких проблем. Действительно ли это было правдой, или бандиту в голову в очередной раз ударила самоуверенность – сказать было сложно. В любом случае, созерцание коридора вскоре наскучило мертвецу, и он с самодовольным хмыком направился было к дискутирующим товарищам, как вдруг в его голове проскочила абсолютно неуместная мыслишка:
“Как же я все это ненавижу!”
Появление странной мысли настолько ошарашило вора, что он резко встал на месте, словно деревянный истукан, и уставился вдаль пустыми круглыми глазами. Да, ситуация была не из приятных, но бандит побывал в бесчисленных стычках на порядок хуже… так от чего же ненависть? И от чего с каждой минутой негативная эмоция в голове мертвеца все меньше походила на злобу, и все больше на страх? Погруженный в раздумья мужчина даже не заметил, как его правая рука двинулась к выстукивающим чечетку зубам, и, наткнувшись на преграду в виде маски, принялась барабанить по костяной поверхности дрожащими пальцами.
“Какой же я дуралей! Нет, нам ни за что не пройти эту полосу смерти! Ни один бог, ни одно чудо не проведет нас через этот коридор живыми!”
Метнувшись взглядом в сторону излагающей свой план Бризы, Генри ошалело уставился на девушку, пропуская мимо ушей половину ее слов. Лишь одно убийца понял наверняка – мертвячка во что бы то ни стало хочет пройти через ужасные машины. Резким, отчасти звериным прыжком наемник подскочил к радужноволосой и, со всей силы ухватив ее за плечи, залепетал испуганным голоском:
- П-п-подожди, ты же это не серьезно, да? Это все шутка! Смешная, ооочень смешная шутка! Мы же не полезем в этот коридор? Правда?! – тут робкий лепет сменился надрывным высоким визгом, а мощные руки затрясли мертвячку туда-сюда, словно пытаясь выбить из нее ценную информацию, - Нас там на куски порубит! В фарш, м-м-мелкий мясной фарш… мы там все умрем! Снова!!!
Оставив в покое девушку, Генри сгорбился, запустил пальцы себе под капюшон и принялся маниакально ворошить шевелюру, лепеча под нос что-то невнятное. Продолжалась эта вакханалия до тех пор, пока убийца не услышал приказ Арчера. Моментально прекратив суету, вор посмотрел испуганным взглядом сначала на черноволосого протеже, затем на девочку, и, взвопив тонким от напряжения голосом, подхватил отправленную на верную смерть малышку под руки. Испытывающий острый приступ паники Генри все еще не контролировал свою силу, и Монти был заключен в могучие медвежие объятья, вполне способные сломать пару ребер даже взрослому человеку. Тиская девочку, словно какую-то тряпичную игрушку, убийца надрывно запричитал:
- Монти… постой, Монти, не уходи! Ты же погибнешь, прекрасное ты создание! – повернувшись к остальным приключенцам, наемник перевел дух и робко добавил, – Ребята, я… я правда думаю, что нам нужно успокоиться. Да, успокоиться, ииии… не идти в этот страшный коридор, полный опасных ловушек. Правда же хорошая идея?! Правда?!


2 место - Сарра Смитт

Странное чувство. То ли она тут самая трусливая, что как током бьет по нервам на каждом повороте, то ли все остальные попались до чертиков смелые... Они творили невесть что. Такое, что у Сарры разве волосы на голове не шевелились едва она хотя бы пыталась представить последствия, случись то, что уже случилось у нее на глазах, в единственном ей знакомом прежде мире.
Зачем Леандро никак не успокоится, а до последнего все продолжал нарываться, делать хуже и хуже, зачем Лэйта заговорил то, что могло их же всех подставить, как так и надо всуе, как Сильвара умела остаться спокойна - Сарра не понимала. В голове не укладывалось. Безумие какое-то. Да это просто чудо теперь, что зарвавшийся рогатый отделался жалкой выволочкой за кудряхи и срамными по ту сторону скалы утехами охотника на ведьм. И пусть бы так оно осталось, неба ради! Чтобы на этом все остановилось. Пусть так. Хотя бы так, если Леандро не перестаёт, а Дерик - не сподобится на новые чудеса мягкосердечия. Не мешать. Не сбивать. Не распалять по новой.
Сарра уже не верила, будто Леандро не понимал, что делает и чем оно может закончиться. Его же предупредили: раз, два, три - как об стену горох. И песком уже накормили, и по рукам надавали, словами сказали, и на животинке невинной пример показали, что, мол, бывает, когда лезешь на рожон не будучи в состоянии сам потом расхлебать - известное же дело, Что. Расхлебывают соседи. Друзья, мужья, родители и дети, даже если ты "не этого хотел" и "они же ни при чем". О последнем поинтересуются пост скриптум.
- Понятно. - тихо и кратко ответила Сарра, перехватив брошенный на нее подозрительный взгляд. Видимо, его сейчас тоже расспросить не получится, Лэйта не одарил ее многословием и быстро ушел заниматься вещами, Сильварой.
А Сарра - осталась у воды. Намочила ладонь, протерла холодной виски, кончила узел косынки на шее под волосами. Поднялась, а через пару секунд уже снова опускалась на землю, осторожно сползая спиной вниз по камню. Подтянула завернутые до пяток ноги коленками почти под подбородок, съежилась. Жутковато. Придерживая, умостила сверху на колени шляпу, одной рукой обняла себя за плечо, и обернулась следом за словами ведьмы к краю скалы.
Давно не давило на грудь такой тупой беспомощностью. Как там Лео... Лео - идиот. И, судя по замечанию Лэйта, это уже не впервые полностью определяло всё его "как". Но а она-то что может поделать? Гнев на себя перетянуть и ждать как её все ринутся спасать в порыве благодарности в такой заботливой компании - самоубийство. Бессмысленное и бестолковое. Только прислушаться к обрывкам голосов из-за скалы, не разобрать ни слова, но понять по интонациям, что там опять творится какая-то дрянь.


2 место - Рене Эскорца

Холодные ярость и злоба, горячие вера и уверенность - эмоции Рене сплелись вместе, сплавились, приняли форму остро наточенного клинка. Получалась этакая Гильотина-Два. Страшное мысленное оружие, предназначенное для безжалостного уничтожения противоестественных ментальных пут. Рене так и представляла себе отсвечивающее голубым лезвие этого воображаемого клинка: смертельно острое, зеркально-гладкое, ясное, искрящееся! Да с символом Цератеи, властительницы мыслей и дум людских!
И вот это чудесное эфемерное оружие, сотканное из обуревающих душу Инквизитора бурных эмоций, устремляется в направлении Кристи. "Вон из моей головы! Вон!"
Остриё врезается в невидимую стену. Проходит по несуществующему металлу тихая рябь, искажается священный герб богини знаний; клинок на мгновение изгибается дугой, а потом раскалывается, взрывается сотнями тысяч блестящих осколков. Будто и не металл то был, а хрупкое стекло. И вместе с клинком раскалывается от боли черепная коробка Рене, и девушка, запертая в глубинах собственного сознания, падает и корчится в агонии.
С какой унизительной лёгкостью розововолосая девчонка её усмирила! С какой наглой самоуверенностью пресекла отчаянную попытку защититься! С какой отвратительной, липкой цепкостью держалась она за незримые верёвочки, управляющие телом Эскорца!
Гремело эхо хлёстких слов Кристи - и с каждым из них в голову Рене будто вбивали новый гвоздь. С каждым вера и убеждения давали новую трещинку. "О Шестеро, нет, не может такого быть! Пантеон Багровой Церкви со мной! Это испытания! Я - орудие Шестерых, но почему, почему они с такой безразличной лёгкостью отдают меня в руки этого мерзостного существа... Она не ребёнок! Колдунья, скрывающаяся в чужом облике? Монстр, вроде той песчаной твари? Новое порождение магии, неизвестное учителям и школярам Инквизиции? Что она такое?!"
Порождённые страхом отражались от тесных стен временного обиталища разума Рене. Мешались друг с другом. Раздирали уши. Причиняли безумные страдания, от которых хотелось вопить, кричать во всё горло, пока не закровоточит глотка. Но она не могла кричать, как не могла заткнуть уши, как не могла сомкнуть остекленевших глаз... Её тело продолжало безмолвно двигаться вперед, подобно грубому механизму вроде мельничного жернова. Месили песок высокие сапоги, стучало мерно сердце, исправно дышали лёгкие; только лицо слегка исказилось в бессмысленной, животной гримасе. Но маска надёжно скрывала стекающую из уголка рта струйку слюны и сузившиеся до точек неподвижные зрачки.
Рене Эскорца осталась наедине со своим полнейшим, оглушающим бессилием. Наедине с пожравшей её тело магией. Наедине с осквернившей её разум ересью. И всё, что она могла - раз за разом повторять по кругу имена Шестерых.
А те и не думали ей отвечать.

0

218

https://preview.ibb.co/eJM6LG/image.jpg

1 место - Кристин Кливия

https://preview.ibb.co/jgp2nb/image.png

2 место - Юстина

https://preview.ibb.co/hzmQQG/image.jpg

0

219

https://image.ibb.co/ntVCfG/5.jpg

1 место - Дэвон

+

Эния
http://img.ii4.ru/images/2017/11/02/874094_01.jpg
Тория
http://img.ii4.ru/images/2017/11/02/874096_02.jpg
Маргарет
http://img.ii4.ru/images/2017/11/02/874099_03.jpg

2 место - Рунария

+

Фелнарис
http://img.ii4.ru/images/2017/11/30/891858_tumblr_mprfokS9sS1qgb4moo2_540.jpg
Блейкли
https://s18.postimg.org/e46vod549/image.jpg
Танталас
https://s18.postimg.org/5yotqe42h/image.jpg

3 место - Сарра Смитт

+

Кай
https://i62.servimg.com/u/f62/19/78/72/27/10.jpg
Айрисфиль
https://i62.servimg.com/u/f62/19/78/72/27/iea_211.jpg
Эвиан
https://i62.servimg.com/u/f62/19/78/72/27/az11.jpg

4 место - Уара

+

Ворган
https://i62.servimg.com/u/f62/19/81/11/30/oiaea10.jpg
Хэйд
https://i62.servimg.com/u/f62/19/81/11/30/oiaea11.jpg
Николос
https://i62.servimg.com/u/f62/19/81/11/30/10.jpg

5 место - Эвиан

+

Кибо
https://s8.postimg.org/jgpswcq7p/image.jpg
Шида
https://s8.postimg.org/dsji5gtl1/image.jpg
Ариса
http://img.ii4.ru/images/2017/11/30/892045_3.jpg

0


Вы здесь » White PR » Ролевые игры — авторские миры » Мистерия#