24.07.2019 Летняя лотерея ждет вас!
02.04.2019 Весна идет, весне дорогу! В честь апреля-месяца для всех желающих WP приготовил конкурс. Как насчет того, чтобы поучаствовать?
28.03.2019 Чистка каталога ролевых проектов. Для возврата тем нажмите CTRL+Z.
04.02.2019 Чистка некоторых подфорумов. Ознакомиться с итогами.
16.12.2018 Лотерея на Вайте! Торопитесь забрать свои подарки!
06.12.2018 Чистка, раздача вайпов и приукрашивание к НГ от администрации.
12.10.2018 Чистка некоторых подфорумов. Ознакомиться с итогами.
11.10.2018 Раздача вайпов оптом и в розницу. Напоминалка исполнителям!
02.10.2018 Напоминаем, что вы можете получить вайпы за размещение нашего баннера у себя на форуме. Ознакомиться можно здесь. Не забывайте отметиться в теме начисления вайпов, когда именно вы поставили баннер!
Здесь может быть ваша реклама!
Здесь может быть ваша реклама!

агония
[ заказать ]

Черный кот
[ заказать ]

Золотко
[ заказать ]

White PR

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » White PR » Ролевые игры — авторские миры » Мистерия#


Мистерия#

Сообщений 331 страница 348 из 348

331

https://i.servimg.com/u/f93/17/26/24/34/lol15610.jpg

0

332

https://i.servimg.com/u/f93/17/26/24/34/lol15611.jpg

0

333

https://cdn.discordapp.com/attachments/415925358097858561/607234549507817482/123.png

1 место - Дерек Дрегон Ди Деноро

https://i.servimg.com/u/f12/19/83/08/04/a_vibe13.jpg

2 место - Кай

https://i.servimg.com/u/f64/15/94/37/81/img_2013.jpg

3 место - Ильдарис

https://i.servimg.com/u/f88/20/07/18/92/20190714.jpg

0

334

https://cdn.discordapp.com/attachments/415925358097858561/607237192342962216/1234.png

1 место - Леандро де Ромеро

https://i.servimg.com/u/f24/19/79/15/67/00211.jpg

2 место - Сарра Смитт

https://i.servimg.com/u/f45/19/78/72/27/img_7612.jpg

3 место - Кихад

http://j-p-g.net/if/2019/07/19/0699760001563538205.jpg

4 место - Ёш

http://j-p-g.net/if/2019/07/31/0307289001564593990.jpg

5 место - Ильдарис

https://i.servimg.com/u/f88/20/07/18/92/20190710.jpg

0

335

https://cdn.discordapp.com/attachments/415925358097858561/608686892921257995/12345.png

1 место - Христал Раан

В кузнице царил ад. Тягучий жар патокой окутывал мои плечи, сдавливал, удушал до свистящей хрипоты, толчками выходившей из пересохшего горла. Я так вымотался, что поднятая ко лбу рука, смахнувшая пот, ручьями струившийся по скулам и застилающий глаза, казалась тяжелее стального гномьего молота. Последним я пользовался только дважды. Но и тех попыток мне хватило, чтобы плюнуть на страхи и организовать экспедицию в бездну гор, основываясь лишь на слухах о царящих там несметных богатствах. В первую очередь меня интересовала редкая и почти легендарная руда – мифрил.
В подобную затею мало кто верил, в особенности, когда большинство расчетов сводились к моему беспечному: «на месте разберемся!». Таких, как я, беззаботных дурней, надо еще поискать. А когда шансы стремительно приближаются к одному на миллион, вмешивается закон мироздания: дуракам, новичкам, и прочим нелепым стечениям обстоятельств непременно повезет. Но не сразу, а сперва изрядно погоняв по лабиринтам пещер толпами гоблинов, плотоядных многоножек, ядовитых паучих, вылакавших их моих запасов зелья невидимости и прочих малоприятных экспонатов этого подземного сафари. Клянусь Бездной, я чудом избежал встречи со своей доисторической родней, принявшей радушное предложение гостеприимства у какого-то демонолога-отшельника. Благо эволюция не стала отыгрываться на своем потомке и наградила меня достаточной величины мозгом, чтобы не бросаться выяснять основную повестку этого собрания, плавно перетекшего в званый ужин.
Предмет моих вожделений оказался крупной жилой, пролегающей в тесной близости от заброшенных угольных штольней. Землетрясение, сход лавины и заселившийся вендиго существенно сократили количество желающих продолжить дальнейшую разработку руд. Но когда это меня останавливало? Тифлинги людоедам не по зубам!
Спустя сломанный рог и выдранный кусок предплечья, моя экспедиция обнаружила … алмазы! В этих чертовых недоработанных штольнях были залежи алмазов! И пока мои спутники набивали свои сумки, я хохотал и плакал как безумный, с потерянным видом ковыряясь в пухлых материнских жилах. Мои товарищи должно быть решили, что я окончательно спятил. Они были близки к истине. Потому право собственности и выработки обнаруженных богатств оформлял не я, а какие-то подозрительные типы. Впрочем, в накладе я не остался: присутствие злобного, недовольного итогами экспедиции полудемона, положительно сказывается на добросовестности юристов.
Мифриловую руду я получил много позже, наладив отношения с торговыми конторами. К тому времени обустройство моей кузницы подходило к концу, и начиналась занимательная часть экспериментов со сплавами.
Не собираюсь утомлять подробностями моего невеселого прошлого, проведенного подле гномьей наковальни и ее угрюмого хозяина. Но именно оттуда я подчерпнул знания о горном деле, и, если бы меня не турнули из приграничного замка, клянусь молотом Тюра, я бы рассылал прошения во все известные гномьи общины с просьбой принять меня в свои ряды. Был бы рогатый такой, сгорбленный глубинный гном. В нашем мире всякое бывает.
В общем овчинка стоила выделки и в алом свете пламени моей кузни переливаются грани молота мифрилового сплава с алмазным напылением – моя гордость, плод моей смекалки, таланта, пота, крови и прочих алхимических и естественных нелицеприятных составляющих. Чары закаливания тоже присутствуют, но, к сожалению, не моей работы. Как вспомню сколько еще должен магу, так сразу прошибает холодный пот – самое надежное средство от теплового удара в этом адском горниле. И я им без зазрения совести пользуюсь, прикусывая надтреснутую губу, и смачиваю ее проступившей кровяной каплей. Это помогает мне сосредоточится, когда последние звонкие удары молота сглаживают неровности парадного щита. С утра мучаюсь с этой вмятиной, ставшей следствием моих заблуждений.
Признаюсь, я не мог бы и подумать, что эльфы настолько твердолобые. В буквальном смысле. На вид те еще хлюпики – дунешь, впадут в осадок. Конкретный же остроухий обладал не только талантами к длительному полету через обеденный зал, но и завидной меткости таранить лбом мои изделия, развешанные в целях рекламы на стенах постоялого двора.
Имя этому шебутному заведению - «Болотный чёрт». Вывеску с неким рогатым субъектом, замотанным в кокон из водорослей видно на квартал вперед. Но упаси вас, боги, спросить откуда название взялось. Не отвечу! Даже за тонну мифрила и обсидиановый кирпич в придачу. Могу только намекнуть, что все действительно начиналось … с болота.
«Болотный черт» не самый дорогой в Сириусе постоялый двор и не самый презентабельный. Я активно распускаю мрачные слухи, тем самым отгораживаю этот приют замученных приключениями путников от излишнего внимания городских кутил, зевак и прочих любителей праздного безделья. Моя репутация создания с дьявольской внешностью только тому способствует.
Для остальных, друзей, двери всегда открыты. Трехэтажный крепкий особняк в торговом квартале, неподалеку от рыночной площади. На первом этаже трактир, стойло и дворовые пристройки, в одной из которых моя гордость – кузня, просторная и уютная, так не похожая на мрачную замковую конуру из моего детства. В отличии от городских кузнецов, я не работаю в кустарном производстве, где ковка однотипных мечей, кольчуг и щегольских шпаг поставлена на поток. Только штучные изделия и только на заказ. Постоянным клиентам, скрепя сердце, сделаю скидку.
Верхние этажи отданы под гостевые комнаты. В эту вотчину я не суюсь, разве что иногда помогаю с плотницкими работами: полку прибить, починить выкорчеванные дверные петли или залатать прожженную дыру в полу. Учитывая разнообразие гостей, здесь случается всякое. К примеру, брызги крови принципиально не смываю – для этого наняли на подработку какого-то чахлого типа с городского кладбища, сильно нервничающего в присутствии заезжающих жрецов. Признаться, я их тоже недолюбливаю, и не смотря на наличие собственных комнат, частенько ночую в кузнице. Привычка, что с нее взять?
В будущем году планируется открытие бани в одной из пустующих пристроек. Чертежи уже готовы и надежно спрятаны от любителей использовать тонкую заказную бумагу для хранения вяленого мяса. Осталось разобраться с системой водопровода и добиться от властей решения проблемы с канализационными кошмарами, расплодившимися под городом после неконтролируемых выбросов алхимических реагентов. Однако, дураков копаться в акведуках, даже за приличную награду, пока не отыскалось. Поэтому, мы дружно наслаждаемся потусторонними завываниями, идущими в тихий ночной час из-под рыночной площади. Некоторые продвинутые барды находят в них вдохновение, мучая наш слух своими последующими изысканиями. Лично я, порядком оглушенный звоном молота, нахожу в их строках удовольствие, а более чувствительная на экспериментальные баллады Хозяйка продолжает тренировать свои и без того блестящие навыки метания камней из пращи.
И конечно же, какой постоялый двор без питейной? Даже для столь противоречивого, по слухам, заведения, вечерами от любителей хмельного отбоя нет. Особый рецепт – настойка из забродивших мандаринов, поставляющихся аж из самого Экрона. Открыл ее, как ни странно, самый непьющий, но и самый прожорливый участник наших походов, найдя более рациональное использование моей энциклопедии трав, чем разбивание чужих голов гранитной обложкой сего научного писания. Любопытный факт, но в целях повторения эксперимента с той же настойкой, наш маг обнаружил тайну добычи чёрной материи, и теперь скрывается от властей и шпионов соседних государств. А признанная ценным алхимическим дистиллятом настойка завоевала свою любовь не только в научных, но в кругах разборчивых ценителей экзотики.
Конечно же, среди разношерстных посетителей попадаются и неприятные гости, как тот эльф, имевший наглость сравнить наш постоялый двор с дешевой едальней. Я тогда слегка погорячился, бывает. Но все в результате чинно: врача оплатили (гробовщик взял бы меньше!). К тому же в бюджете постоялого двора заранее заложена статья расходов на мои чудачества. И в свете последних событий, я все чаще размышляю над идеей открытия вакансии лекаря, оборудовав для него небольшую пустующую пристройку.

Мечты и планы! Давно перевалило за пол день, о чем громогласно провозглашает мой желудок.
Вылив на себя бочку почти обжигающей воды, блаженно медитирую на пар, а затем сняв с себя кожаный фартук и плотные рукавицы, передвигаю конечности в трактирный зал, гордо выставив перед собой сверкающий щит. Вешаю его на стену, все еще хранившую следы знакомства с эльфийским лбом. В отполированной зеркальной глади нахально улыбается мое раскрасневшееся отражение. Рожа, конечно, та еще, – даже с демонической регенерацией жизнь меня сильно трепала. Про таких говорят, мол рога бошку давят, одно и вправду обломали. Ничего, пережил как-то, не страдаю, правда седеть уже начал: пепельные пряди стекают с висков по моим чернявым волосам, стянутым на затылке кожаным шнурком.
Оборачиваюсь к стойке, из-за которой едва торчат длинные, листовидные уши. Мебель здесь добротная, крупная, я бы сказал почти несокрушимая, но для этого миниатюрного создания, считающегося здесь хозяйкой всея есть стул. К тому же она не обязана присутствовать в зале постоянно. Разве что сегодня пополняли кладовые, и она инспектирует запасы … каждые, хм… пол часа.
Хлопаю по стойке, тут же прекращая довольное чавканье. В сверкнувших лавандовых глазах столько укора! Говорю, что закончил с помятым щитом, перегибаюсь через край столешницы и цепляю винную бутыль из припрятанного бара. Утреннюю работу я закончил – имею святое право на отдых. Тем более днем постоялый двор обычно пустует, не нуждаясь в услугах едва захмелевшего вышибалы. Раскусываю сургуч пробки зубами, и он, крошась нехотя поддается. Однако, напиться мне сегодня не дано.
Полуденный гость, соскакивает с вороного коня и тот серой дымкой исчезает у стойла. Наше темнейшество пожаловало – давненько его не было видно в этой дыре. Гость отодвигает стул и вольготно разваливается за стойкой, вытянув длинные ноги. С усмешкой протягиваю ему вскрытую бутыль, и тот осушает залпом почти половину, прежде чем оторвавшаяся от запасов Хозяйка успела найти приличный стакан. Брезгливо берет его двумя пальцами, покрывает изморозью и начинает скупой рассказ, не вдаваясь в совсем уж рискованные подробности. Все это я слышу из раза в раз: невольный участник террористического акта где-то на западе, разыскивается в очередных кругах аристократических шишек, не то с целью казни, не то женитьбы, не то исполнения еще каких-то обязательств перед якобы цивилизованным обществом.
Раздираемый внутренним дьявольским хохотом, пытаюсь придать своему лицу сочувствующий вид. Получается паршиво - скалозубая ухмылка упорно не желает стираться с лица. Заметив это, гость приканчивает бутылку вместе с рассказом. Затем плетется наверх в свою комнату и наказывает будить только с случае апокалипсиса, когда начнет пора линять в иное измерение.
Мысленно прикидываю сколько уличных соглядатаев успели опознать нашего гостя, и делаю пометку потолковать в ними по душам во время вечерней попойки. Поторопился я с щитом – лишний аргумент, призывающий держать язык за зубами, был бы как нельзя кстати.
Но на полуденном посетителе заботы не заканчиваются и мне на нос садится разъяренный шершень. Я тут же морщусь от оглушающего звона в ушах, к счастью ли или нет, ментального.
Хозяйка вопросительно косится на меня. Нашу фею украли – перевожу ей вопли. Опять! Мы синхронно трясем кулаками и ее «камень» точит мои «ножницы». Победно вскинув руку, маленькая ушастая женщина суетливо набивает сумки снедью. Судя по размерам припасов тащить все это придется мне!
Плетусь наверх и громко стучу в дверь, проворно отскакивая от бранного темного проклятья. Оно вихрем вырывается из комнаты обугливая противоположную стену - запишу ремонт на счет! Не все же мне у мага в должниках ходить. Трублю во всю свою дурную глотку о подъеме, выслушивая из ледяного склепа новые подробности об особенностях происхождения своей расы, и уже соскальзывая вниз по лестнице, уворачиваюсь от несущихся вдогонку сосулек, растрясая скопившийся на брюхе пивной жирок.
Моя радостная ухмылка никуда не делась - Мы все опять в сборе и опять идем спасать одну проблемную фею. Это наш юбилейный пятидесятый поход!


2 место - Рене Эскорца

"Мне всегда нравились заводные механизмы. Пристрастие началось с подарка от папы: он отыскал какого-то великолепного мастера игрушечных дел, Оппенха, который из кучки жестяных полосок, десятка шестерёнок и нескольких тоненьких цепочек соорудил великолепную металлическую змею. Я помню, как, высунув язык, усердно крутила торчащий из узкой спины ключик; он поначалу был совсем тугой для моих детских рук. Когда дальше заводить было уже некуда, я опускала модель рептилии на землю и она оживала: тельце со скрипом изгибалось зигзагом то в одну сторону, то в другую. Она бодро двигалась вперёд (если поверхность была не слишком скользкой!), и через каждые полметра приподнимала чуть-чуть украшенную рубиновыми глазами голову и дерзко шипела. Ещё у меня был крошечный железный рыцарь на коне, но он мне нравился поменьше, потому как скакун двигался слишком медленно и неестественно, и не внушал ужаса и уважения, которые, по моему мнению, должны были внушать рыцари. Обе игрушки были страшно дорогие, ведь делались на заказ, но в ту пору я этого не осознавала, а потому без зазрения совести вытаскивала их играть во двор – даже после дождя. Справедливости ради, времени поиграть у меня было не так уж много, так что прожили папины подарки куда дольше, чем им с таким обращением полагалось.
В бесхитростном детском восторге я не особо задумывалась, что эти игрушки символизировали. Это уже потом, годам к четырнадцати, когда и змея, и рыцарь уже превратились в бесполезные груды металла, я о них задумалась всерьёз. Они демонстрировали, на что способны человеческие ум и изобретательность безо всякой магии. Они доказывали, что нам не нужны дешёвые еретические трюки, чтобы создавать поражающие воображение вещи. Я помню, как обсуждала это с Сау, и она со мной согласилась, пусть и относилась к механизмам куда более прохладно… Мне захотелось тогда разыскать того мастера, у которого отец заказал змею и рыцаря, но оказалось, что он теперь работал на Церковь в столице. Пришлось подождать.

Поступив в Инквизицию, я перебралась в Элликсазу, и желание встретиться вновь с талантливым ремесленником разгорелось с новой силой. Мне казалось странным, что за прошедшие десяток с хвостиком лет он так и не приобрёл знаменитости по всей стране. Да что он; цеха мастеров-часовщиков так и не возникло, заводные игрушки оставались редкостью. Разве не глупо? Чернь зачастую тянется к знахарям и колдунам потому, что те способны поразить их воображение. Выслеживать и наказывать виновных – дело благородное, но заниматься им было бы куда легче, если бы простолюдины не меньший трепет испытывали перед сложностью и размеренностью машин. Мне приходили в голову смелые идеи; почему бы не сделать театр заводных фигурок, повествующий о ключевых событиях древности?.. Механика, как наука и как явление, на удивление хорошо вписывалась в общий образ Церкви, и не только потому, что её так легко напрямую противопоставить магии. У механики и Багровой религии были схожие символы. Пламя, масло, пар, металл… Да сама Церковь зачастую напоминала идеально отлаженный механизм. Мне так и представлялась старая-добрая механическая змея, только в броне, с острыми клыками, и пламенным сердцем, которое заставляло ключ крутиться самостоятельно.
Оказалось, господину Оппенху Церковь и впрямь за последние годы поручила несколько поражающих воображение проектов. Только, конечно, не игрушки интересовали Багровых священников, а пыточные инструменты. Я не стану марать эти страницы подробным описанием ужасов. Тогда они казались мне по-своему прекрасными, ведь они служили ещё одним доказательством могущества Церкви, ещё одним напоминанием того, с каким рвением мои братья и сёстры готовы проповедовать истину Шестерых. Да, им недоставало элегантности и грации заводных игрушек, ведь для того, чтобы причинить человеку боль, изощряться особо не надо, да и механизмы нужны гораздо более жёсткие… Теперь, кажется, от одного воспоминания желудок мой сворачивается в тугой узел.
Я помню, как в первый и последний раз поговорила с Оппенхом. Я застала его за работой. У него были красивые, тонкие, умелые руки, на удивление нежные для человека, который каждый день собирал и пересобирал состоящие из кусков наточенной стали предметы. Только руки эти и оставались спокойными во время нашего разговора; всё остальное, от кожи до голоса, так и пронизывала сумасшедшая дрожь. Я решила тогда, что на него снизошло вдохновение от самой Каерлан, и он трепетал, чувствуя, что пустил свой талант Ей на пользу.
Простите мне эту прелюдию.

Мистерия. Я возненавидела это место, кажется, с самого первого же шага, что я тут совершила. Куда ни бросишь взгляд – он упадёт либо на мага, либо на химерика, либо на еретика. Жар Багровой Церкви до моего прибытия ни разу не смог этот мир опалить. Я долгое время гадала, что же Мистерия из себя такое представляет; моё ли это личное чистилище, в котором я обязана ответить за грехи моей сестры, или, может, чересчур далёкие и тёмные земли, которым требовался лучик света Церкви… Смешно то, что ответа я не знаю до сих пор. Мне кажется, пришельцы вроде меня сами для себя этот ответ находят и определяют. Мне удалось его отыскать в вере, что тебя наверняка не удивит. Как бы там ни было, это ведь именно Шестеро возжелали, чтобы я сюда прибыла. Пытались ли они меня наказать? Направить? Принести сюда порядок моими руками? Всё сразу. Вопрос на самом деле стоял не в том, что такое Мистерия, а в том, что я собиралась в ней делать.
Первое время я просто поступала в соответствии со своими принципами – с теми же, которые вели меня по моей одинокой дороге два года кряду со дня падения Дома Эскорца. Я бросала вызов тому, что считала злом. Вставала на защиту тех, кому она требовалась. Я не сдавалась и не опускалась до сотрудничества с местными инакомыслящими. В результате я за сутки лишилась меча и дееспособности ввиду перелома всех рёбер разом.
Я не могла позволить себе жить в моменте. Мне нужна была цель. Мне нужно было что-то, ради чего я, скрипя зубами, могла бы поступиться идеалами – хотя бы временно. Что-то, что в глазах Шестерых оправдало бы все мерзкие поступки, на которые мне предстояло ради достижения такой цели пойти. Если бы я тогда отказалась от поисков такой цели, если бы просто вздохнула и осталась просто безликой иномиркой в маске, то всё случилось бы совсем иначе. Но мне под руку попался Голодный Факел Каерлан, знак благоволения со стороны Шести Тронов. Свидетельство, помимо всего прочего, того, что я была не первой лавинианкой в этой чуждой реальности. Не первой попыткой моих богов согреть и осветить мрачную Мистерию.
Я поставила себе цель – построить в Мистерии Багровую Церковь. И она, само собой, оправдывала средства.
Я понятия не имела, с какой стороны к этому делу подступиться. Где раздобыть денег, как завербовать сторонников, где, в конце концов, базироваться, как проводить миссионерскую деятельность, как не оказаться стёртыми с лица земли случайным чихом со стороны золотого дракона. Да, спасибо матери, я обладала неплохими познаниями в области управления и счетоводства, но большая часть этой типично-землевладельческой грамоты давным-давно вылетела из моей молодой головы.
В Лавинии Багровая Церковь тесно связана со всеми сторонами жизни общества. Я не могла и надеяться в краткие сроки точно так же её интегрировать в жизнь мистерианских городов-государств. Пришлось подумать. И поработать. Ответ нашёлся в детских воспоминаниях.
Машина. Церковь когда-то представлялась мне хорошо отлаженным механизмом. В основе заводных змеи и рыцаря лежал практически один и тот же механизм, которому требовался ключик. Мне требовалось просто выделить основополагающий принцип работы Церкви, а всё остальное можно будет построить позже вокруг него. А в чём этот принцип заключался? Как его выделить так, чтобы собрать вокруг себя сторонников?..
Простите, я, право, теряюсь сейчас в мыслях, потому что не знаю, как мне следует об этом говорить. Я несколько десятков лет на всё это смотрела через сильно искажающую реальность линзу. Что я видела? Я видела, как искала тех, кому больше всего требовалась багровая правда. Тех, кто сильнее всего нуждался в истине Шестерых. Тех, кто не боялся за эту истину поднимать оружие и рядом со мной её ценой собственной жизни отстаивать. Мне нужны были храбрецы-праведники, люди с самого низа мистерианской иерархии, которым надоело, что ими помыкают то могущественные колдуны, то жрецы непонятных верований, то бандиты, притворяющиеся силами порядка.
А если уж быть честной, то нужны мне были самые отпетые мерзавцы и самые глупые и слабые духом дураки. Те, кому требовалась любая причина почувствовать себя лучше остальных. Любая возможность скинуть ярмо, которое зачастую было воображаемым. Те, кто рьяно тянулся к религии, обещавшей возможность начать священную войну без правил и обходиться с побежденными на правах сильного. Они стали первыми из мистерианских прихожан Багровой Церкви. Первыми из тех, кто встал на путь искупления для своего погрязшего во всех грехах мира, не собираясь при этом раскаиваться.
Быть может, озаботься нами тогда кто-то, ничего бы у меня и не вышло. Но никто не озаботился. Что толку обращать внимание на какую-то кучку безумцев в красном? А моя Багровая Церковь росла. Моя вера пожаром прошлась по Карлионису, перекинулась на Инь-Янь, пошла дальше. Моя машина росла, она набирала обороты, она всё чаще требовала её заводить. Багровая Церковь в Лавинии обладает неограниченным кредитом ужаса; никто и никогда не осмелится против неё выступить, кроме тех, кому делать больше просто нечего. В Мистерии всё иначе. У нас ещё не было репутации, а для того, чтобы развитие и рост продолжались, её необходимо было нарастить. Моих пламенных речей и подвигов уже не хватало на то, чтобы достаточно часто заводить этот ключик; ему требовалось что-то посерьёзнее.
Пламя и кровь.
Я сказала им: с вами Шестеро. Я воспроизвела по памяти большую часть Писаний и позволила своим сторонникам их распространять. Я говорила им: если вы в чём-то не уверены, совещайтесь со словами Шестерых. Я пошла на уступки и на такие решения, от которых даже священники моей родины могли бы прийти в ужас. Я ведь спала и видела багровые флаги над Мистерией. Я чётко осознавала, что в этом смысл моего в мире присутствия.
Машина росла. Мистерия горела, а машина знай себе обрастала всё новыми фанатиками, готовыми жизнь ради неё положить. Первоначальный костяк из отребья частично превратился в ревнителей веры (по большей части фальшивых), частично – закончил свои дни на тех же виселицах, на которых они сами когда-то вздёргивали тех, кто им не нравился, прикрываясь Багровым законом. Новая мистерианская церковь требовала больше – людей, огня, крови – и в какой-то момент я осознала, что мы зашли далековато. Я не помню, что у меня вызвало такое ощущение – может, полный пожаров и столбов дыма пейзаж, может, груда порубленных младенцев в Сириусе, может, ещё что-то – но я понимала, что пора притормозить. Моей Церкви следовало чуточку остепениться. Повзрослеть.
Но она не хотела.
Она не желала замедляться или останавливаться. Моё творение хотело и дальше расползаться кровавым пятном по мистерианским картам. И, что хуже всего, я не могла её остановить. Меня зарезали бы вместе с очередной партией пленных эльфов. Машина была запущена, и люди, которые собирались у её железных боков, с голодными взглядами требовали мяса.
Я могла упереться каблуками в пол и попытаться их приструнить… Это был бы правильный поступок. Наверное. Он соответствовал тому, во что я верила – не как прихожанка Церкви, а как человек. Только я ведь уже однажды поступилась личными идеалами во имя высшей благой цели. Во второй раз это сделать оказалось во много раз легче. Я так отчаянно надеялась, что моё молодое и вспыльчивое творение примет всё-таки знакомые по Лавинии очертания и превратится из орудия террора в так хорошо знакомый мне оплот культуры и процветания. Но время шло, а трансформации всё никак не происходило.
Как я была глупа! Как запоздало прозрела! Понимание того, что я больше не вижу границ между тем, чем моя Церковь была, и тем, что я хотела из неё сделать, приходило болезненно-медленно. Лавинианская и мистерианская Церкви были суть одно и то же, только оставленный в родном мире вариант не нуждался в том, чтобы о себе как следует заявить. Мои последователи трясли воспроизведённые мною Писания и разбирали их по строчкам, желая отыскать всё новые оправдания собственным зверствам. Я же… я же не богослов, и не располагала помощью таковых. Мне задавали вопросы о толкованиях учения Каерлан, а я не могла на них связно ответить, потому что я-то всегда руководствовалась собственным моральным компасом в не меньшей мере. В какой-то момент я обнаружила себя на втором плане. Костёр, что я разожгла, обратился в неостановимый лесной пожар. Религия, которую я сюда принесла, обратилась в безумноую железную мясорубку и сорвалась с рельс, ненасытная, жадная и бездушная. Я с детства искренне верила – ещё бы! – что Багровая Церковь существует для того, чтобы охранять царство праведников от всех тех, кто способен нанести ему вред. Что она сохраняет наши души чистыми и обеспечивает на земле единственно-верный порядок вещей. А оказалось, что всё наоборот: это не машина служит нам, а мы служим ей. Не система для людей, а люди для системы.
У нас был только один способ её остановить: встать, где стояли, образумиться, и громко сказать «хватит». Признать, что мы слишком долго пялились в бездну. Взять на себя вину за излишнее рвение, сбавить обороты, сдержать пожар. Но такое происходит только в сказках. Те из моих сторонников, что были наиболее сознательны, прятали стыдливо глаза, но продолжали работать. Продолжали обслуживать моё творение.
И я занималась тем же. Я возненавидела свою Церковь всеми фибрами души, я проклинала Шестерых, я боялась даже смотреть на священный Факел – но я продолжала работать. Я казалась себе белкой в раскрутившемся чересчур быстро колесе. Я не знала, как остановиться, но понимала, что если не бежать – переломаю себе ноги или сверну шею. Ведь как могла я просто оставить Багровую Церковь? Как могла предать то, с чем росла со дня своего рождения? Как могла отказаться от мечты, которую лелеяла со дня прибытия в Мистерию? Я занималась делом всей своей жизни – я красила мир в багровый и прославляла Шестерых, и каждая секунда моего существования вызывала у меня отвращение.
И вот мы здесь. Вот она, наша мистерианская идиллия, построенная на пепле и костях. Никто из вас не хочет думать о том, каков фундамент этого новенького храма Элликсены. Никто из вас не хочет оглянуться по сторонам и прислушаться к плачу этого мира. Вы боитесь смотреть по сторонам, как боитесь заглянуть внутрь себя; ваши глаза обращены только на слепящие церковные огни. Я смотрю на всё это, и какая-то часть меня до сих пор пытается понять, что же пошло не так и где же я ошиблась. Но суровая правда заключается в том, что я не допускала ошибок. Я выбрала свой путь и успешно прошла по нему до конца; я достигла всего, чего желала, и Шестеро наверняка мною довольны, как довольны вами. Мы свергли господ-колдунов и королей-драконов и установили в этом мире человеческую власть под единым стягом. Построенная мною Церковь попала точно в нужный оттенок, и то, что я сейчас тут стою, служит тому последним и финальным доказательством.
Однако же больше всего происшедшим насладился совсем другой бог. У него нет ни личности, ни звания, ни лица. Он – бог толпы. Бог-машина. Бог, которого наши действия породили и которого наши действия прославляли. Он жесток и холоден, но не потому, что он злой, а потому, что он пустой. Он неразлучен с Багровой Церковью и является первопричиной её успеха. Думайте что хотите, но это ему мы принесли бесчисленные жертвы в надежде на милость, которую он никогда не окажет. Всё, что ему нужно – служба, которая, какой бы прекрасной она ни была, в конечном итоге будет жесточайшим образом извращена. В него даже не нужно верить. Он просто есть, и он продолжит своё паразитическое существование, покуда, прикрываясь благими идеалами, прихожане Мистерианской Багровой Церкви продолжат своё пламенное шествие.
С меня хватит. Мне семьдесят девять и я устала. Я достигла цели всей своей жизни и познала лишь разочарование. Руби, мальчик, я закончила."


3 место - Каллисто

Вот уж никогда не думала, что я снова смогу зажить спокойной и мирной жизнью после того, как меня потрепало в этой забытой богами Мистерии. Хотя тут тоже очень спорный вопрос… Прошло две сотни лет, а кажется, что одно мгновение. Слишком много успело поменяться, перевернуться, а что-то даже вернулось на круги своя. Об этом сложно судить.
Я легко ступила на канат, растянутый под самым куполом цирка. Так и не научилась бояться. Пусть я и стала старше и мудрее, есть множество вещей, которым меня так и не смогла научить Мистерия,. Да и мне уже около сотни лет казалось, что она исчерпала весь свой потенциал. Слишком мала. Мне не нужно было много времени, чтобы изучить каждый ее уголок.
Несколько легких шагов под уже оглушающий рев публики. Да, цирк был самым лучшим моим достижением в этом мире. И самой лучшей моей затеей. Джедах точно гордился бы мной, если был бы жив. Восстановление цирка, который помогал бы всем, кого найдет. Ведь когда-то добрый вампир спас и меня саму. Так почему бы не сохранить еще несколько жизней?
А еще оказалось, что в мире, где миноритов мало, да их попросту нет, честно говоря, мой потенциал просто неограничен. Мало какой хозяин мог терпеть более опытного слугу. Здесь же у меня появился шанс на тысячи и миллионы лет жизни. И на то, чтобы найти отсюда путь обратно. В Междумирье. А оттуда и в другие миры. Раз в Мистерию есть вход, значит должен быть и выход. А так пользы бы было намного больше. Никогда не думала, что устану изучать целый мир. А ведь где я только не побывала за эти годы. И на дне морском, и в пустыне, и в развалинах храмов, и в жутких катакомбах. Была свидетельницей многих событий. А ведь эти события не всегда были приятными.
Джедах был единственным, кто смог стать мне другом. Настоящим другом. Несмотря на все его странности, он действительно заботился обо мне, часто даже больше, чем о себе. Но болезнь и годы все же взяли свое. Наверное, это единственный недостаток бессмертия. Ты живешь и видишь, как с каждым днем угасают близкие тебе существа. Это, конечно, не повод грустить. Наоборот, надо радоваться этим жалким огрызкам времени и брать от них абсолютно все.
Сейчас же от меня мало что осталось из прошлого. Похоже, я переросла большинство людей. И того, кто смог бы стать для меня лидером, было найти практически невозможно. Поэтому пришлось куда-то двигаться самой. Сейчас все изменилось. Даже хозяин стал скорее прицепом, а не кем-то уважаемым. Когда-то ходили легенды о том, что минорит мог привязать сам себя к мощному артефакту-накопителю. Как лич, который вкладывал свою душу в сосуд. Наверное, настало время это проверить. И если еще две сотни лет назад я, обретя свободу, просто бухнулась бы под ноги любому встречному, то сейчас я способна на большее. Куда большее. И достойна я большего.
Порхая под куполом цирка без всякой страховки, с красивыми фейерверками в руках, я вечно погружалась в свои какие-то мысли. Даже это уже успело надоесть. Пора было менять репертуар. Хотя с огнем я вряд ли когда-то буду готова расстаться. Пусть я и могу худо-бедно контролировать свою тягу к разрушениям, это все равно немного мешает. Но… Почему-то кажется, что это просто часть меня. И придется резать по живому, чтобы избавиться от пиромании. Может где-нибудь в будущем я и смогу… Но не сейчас. А может и не через сотню лет. Может через тысячу. Главное не сейчас, а где-нибудь в будущем.
Я еле заметила, что музыка кончилась. Поклонилась не очень многочисленной в этих краях публике. И живо полезла вниз, пытаясь одновременно сократить время спуска и не услышать хруст собственных костей. А то в прошлый раз просто спрыгнула, поломав ноги. Мне-то ничего не было, уже через несколько минут срослись, а вот зрители испугались. Дурная слава нам ни к чему, а смертность и травмы артистов хорошей репутации не способствуют.
И каждый день, в своей половине повозки я приходила к выводу, что мне скучно. Жить скучно. Начала мастерить всякие безделушки вроде детских игрушек. Два века хватит на то, чтобы стать профессионалом в любой сфере. Только вот в таком есть один единственный недостаток. То, что ты развил до предела, перестает приносить удовольствие. Руки уже сами создают механизмы и вдыхают в них магию. Металлические совы, котики, собачки, медвежата загорались голубым светом и начинали жить своей жизнью. Такое удивляло простаков и те раскошеливались. Но стоило пройти паре месяцев, и огоньки в глазах игрушек, в которых я создавала иллюзию жизни, тухли, люди расстраивались. Одни ругали дьявольский цирк, который впарил им эти механизмы, другие искали способы «оживить» чудесные создания.
Я сняла аляповатый лоскутный костюм, который носила во время выступлений, и надела платье. Внешне абсолютная копия того, что я носила двести лет назад. Только юбка теперь отстегивалась, позволяя нормально передвигаться.
– Ки-и-ибо! – в дверь колошматила девочка.
Я практически не вслушивалась в ее слова. Просто автоматически отвечала. Пальцы сами собой складывались в слова на языке жестов, который стал куда удобнее каких-то слишком картинных эмоций. Хотя подвижная физиономия никуда не делась. Почему-то эта девочка мне запомнилась куда больше остальных. Возможно, потому что она была слишком похожа на меня. Бегала в плаще и зачарованной маске, боясь попасть под лучи солнца, что были губительны для каждого вампира. Выглядит на десять, мыслит на двадцать, чувствует тоже лет на десять. Маленькая собака всегда щенок. Точно так же и такие молодые вампиры.
И да. Мое имя теперь Кибо. Раз и навсегда. Больше никто и никогда не отберет у меня его. Не позволю, не расскажу. Слишком уж дороги воспоминания о тех годах, когда я только училась познавать мир и контролировать себя. И теперь, когда я это умею, мне уже не нужен контроль извне.
Я глубоко вздохнула, отдавая девочке ящик с хлопушками, и закрыла за ней дверь. Почему-то тоскливо было. Но я все равно понимала, что это именно тот день, когда надо было начинать действовать. Полная коробка голубоватых зелий, искрящихся магией, календарь на стене с оборванным листом – все говорило об этом. Даже идеальный порядок в комнате, который оставляют те, кто никогда больше не вернется. Настало время идти. Бежать. Проверять то, что я так давно хотела проверить. Говорят, что в руинах остался могущественный артефакт, который использовали самые могущественные колдуны Мистерии.
Приближалась ночь. Сумерки давно опустились на огромный лагерь бродячего цирка. Теперь здесь за главную будет стригойка, которая каждую ночь дежурит у костра не в силах уснуть. Все слишком уж напоминало события Междумирья… Но что же я с этим сделаю? А потому гори оно все синим пламенем!
Я сложила все свои вещи в карман, что был со мной все эти годы. Подошла к центру лагеря и одним взглядом зажгла дрова, над которыми склонилась Скарлет. Девушка повернула ко мне свое лицо в маске. Видимо, у меня на физиономии все было написано.
«Рви контракт. Мы договаривались», – четко сказала я.
– Может последний раз по стенке пробежишься или подожжешь что-нибудь? Или тебе этого костерка хватило? – хохотнула мертвая фокусница. Я нахмурилась, и она продолжила. – Ай, ладно. Вали отсюда. Только помни: мы всегда ждем. Зарубку хоть сделала чтоб найти? И весточку шли.
«Не превращай цирк в концерт», – фыркнула я, ожидая заветных слов.
– Ладно-ладно. Кибо, я добровольно тебя отпускаю. Довольна?
О том, что я была довольна, сказать было сложно. Было неприятно. Будто холодно вдруг стало. Руки потяжелели, хвост грозился рассыпаться в любой момент, уже мало поддерживаемый магией. Я довольно мрачно кивнула и сорвалась на бег. А потом и вовсе перекинулась в истинную форму и поскакала в лес. Чем быстрее я доберусь, тем меньше риска, что подохну. Тем меньше буду мучиться неизвестностью и не открытой возможностью. В конце концов, тем меньше зелий потрачу, а их изготовление сложно назвать приятным. Всего несколько секунд, и мой силуэт пропал в чаще. И если у меня не получится… То пусть эта Мистерия сгорит в синем пламени!

0

336

https://2img.net/h/s29.postimg.cc/pxp1xrsmv/226377_icon1234567_kopiya_6.png

https://i.servimg.com/u/f24/19/79/15/67/barre-10.png

Расположение групп на карте

Группа 1.

Участники: Баввур, Ричи Тайра.
НПС Судьбы: Ведьма Камилла.

Находятся: Иссохшие просторы (Царство Страха)
Желая избавиться от проклятья, эльфы соглашаются на сделку с демоном. Взамен тот просит их оказать одну небольшую «добрую» услугу его хозяйке – ведьме Камилле, которая поручает им найти и обезвредить, созданное вопреки всем законам природы мироздания, новое первое существо Мистерии, путём уничтожения трёх магических камней-источников его силы.

https://i.servimg.com/u/f24/19/79/15/67/barre-10.png

Группа 2.

Участники: Настасья Мороз, Кинара, Кода, Тайра.
НПС Судьбы: Мбгага.

Находятся: Величественный храм Инь (Город Инь-Янь)
Постучав в двери Храма, приключенцы сообщили вышедшему к ним на порог чернокожему работорговцу о появлении неподалёку странного кокона. Мбгага заинтересовался этим странным объектом, и не только им. Увидев среди присутствующих в компании Тайру, он внезапно вспомнил о рогатом мальчишке, ученике Музы – Эвиане, и начал расспрашивать её о нём, попутно зачем-то пытаясь разбить кокон.

https://i.servimg.com/u/f24/19/79/15/67/barre-10.png

Группа 3.

Участники: Эния, Эвиан.
НПС Судьбы: -

Находятся: Городская улица (Город Инь-Янь)
Осматривая горы трупов мёртвых монстров в том месте, куда с крыши дома упала Амая, приключенцы так и не нашли никаких следов её присутствия. Эвиан предположил, что она могла бы направиться в сторону Министерства душ, где сейчас происходило какое-то грандиозное побоище, и был настроен проверить свою догадку, вместе с тем преследуя ещё и личную цель: отыскать там душу Музы. Однако Эния не посчитала это хорошей идеей и решила сперва помочь своим подругам, отправившись в сторону Дома «Сакуры».

https://i.servimg.com/u/f24/19/79/15/67/barre-10.png

Группа 4.

Участники: Амалур, Беорон.
НПС Судьбы: Цу Дэ и желтоглазые девочки.

Находятся: Черный рынок (Город Инь-Янь)
Попавшийся в лапы ЦуДэ, Беорон всячески старается заполучить её расположение, активно свидетельствуя против лже-охотницы. Однако его положение от этого лучше не становится…
Тем временем, Амалуру никак не удаётся договориться с Цу Дэ о сотрудничестве. Хозяйку черного рынка не так-то просто провести: она не верит, что он на самом деле является охотницей на ведьм – Габриэль. Но кое-чего демон, в итоге, всё же смог добиться – Цу Дэ решила отдать, якобы хранившуюся у неё все эти годы, вещицу охотницы… Амалур в замешательстве, но не показывает этого и продолжает играть свою роль.

https://i.servimg.com/u/f24/19/79/15/67/barre-10.png

Группа 5.

Участники: Хоратхайа Ханетти-Эфа, Кихад, Ильдарис, Ксандр Анхель, Кассий
НПС Судьбы: Душа мёртвой девушки.

Находятся: Иссохшая река (Город Инь-Янь)
Успокоившись после магического пения гарпии, никто в компании больше не проявлял агрессии по отношению друг к другу. Такая атмосфера поспособствовала более дипломатичному общению и помогла приключенцам наконец решить, что же они будут делать дальше.
Кому-то хотелось где-нибудь остановиться, чтобы поесть и отдохнуть, кому-то поскорее уйди своей дорогой. А Хо вообще предложила пойти в город одной большой компанией и уже там всем разойтись по своим делам.

https://i.servimg.com/u/f24/19/79/15/67/barre-10.png

Группа 6.

Участники: Леандро де Ромеро, Корифиэль, Лая, Рунария, Фелнарис Сумеречный.
НПС Судьбы: Служащие министерства, Джинн.

Находятся: Министерство направления мертвых душ в мир иной (Город Инь-Янь)
Ведьма, угрожавшая Министерству – повержена. Гигантский червь скрылся глубоко под землей, монстры замертво попадали на землю, а магические черепа рассыпались, так и не завершив свою миссию по сбору душ. Однако праздновать победу ещё рано, ведь тот, кто помог расправиться с тёмными силами, теперь без разбора уничтожает всё и всех на своём пути…

https://i.servimg.com/u/f24/19/79/15/67/barre-10.png

Группа 7.

Участники: Денлакк, Айфри, Фандлинг Мак’Милон, Лаанея Серебряное Крыло.
НПС Судьбы: Ребенок Вулкана - Питер, жрица Жанетт, дриада.

Находятся: Солнечная поляна (Забытый лес – Лес гномов)
Повстречав, на залитой солнцем поляне, маленькую дриаду, Питер договорился с ней о небольшой услуге. Малышке понравилась его идея и вот уже через некоторое время перед компанией стояли два, созданных самой природой из растений и веточек, живых зелёных коня. Это, наверняка, должно облегчить приключенцам  их долгий путь до деревни Вулкана. Однако некоторые отнеслись к такому способу передвижения с недоверием… Кто знает, может они и правы? Это покажет время.

https://i.servimg.com/u/f24/19/79/15/67/barre-10.png

Группа 8.

Участники: Яте Кила, Никола Тесляр.
НПС Судьбы: Жрица - Элизабет, дриада.

Находятся: Деревушка «Сладкая Лилия» (Цветочная страна)
После небольшого перекуса и прогулке по ярмарке, во время которой приключенцы выяснили отношение Николы ко всякого рода нелюдям, компания добралась до торговца лошадьми. И пока Кила выбирала пару лошадок для дальней поездки, а Элизабет общалась с дриадой по поводу каких-то лекарственных трав, к Николе за помощью обратилась незнакомка.

https://i.servimg.com/u/f24/19/79/15/67/barre-10.png

Группа 9.

Участники: Сарра Смитт, Лето Амалли, Сильвара Ут-Матар, Даника Беличье-Море.
НПС Судьбы: Старушка-гадалка.

Находятся: Верблюжья стоянка (Пустыня Кхари - Город Журр)
Пока Лето договаривался о найме каравана, чтобы компания могла покинуть пустынный город, а Даника крутилась рядом, пытаясь выяснить, по пути ли ей с этой компанией, к Сарре, в образе старухи-гадалки, явился один из Жнецов. Он приказал ей немедленно поместить весь собранный прах с места сожжения жрицы с специальную глиняную чашу, которая находится в палатке позади него, что после некоторых сомнений и препирательств девушка и сделала.
Сильвара ожила, но показываться из палатки не спешила, будучи в обиде на предавшую её Сарру. Вместо этого, жрица отыскала среди хлама себе одежду и ещё пару полезных вещей...

https://i.servimg.com/u/f24/19/79/15/67/barre-10.png

Группа 10.

Участники: Волкс, Северина де Ветра, Даниил Воренс.
НПС Судьбы: дети - Кай, Зоуи и Эа.

Находятся: Таверна "Черная кобра" (Пустыня Кхари - Город Журр)
Внезапно провалившиеся в портал Северина и Даниил оказываются в пустынном Городе Журр, где их встречают Волкс и группу местных ребятишек. Дети очень добродушны по отношению к маленькому дракончику и быстро заводят с ней дружбу, в то время как Даниил и Волкс находят общую тему для разговора, сетуя на нестабильные межпространственные порталы, которые то и дело появляются то тут, то там, каждый раз перемещая приключенцев из одного места в другое. Волкс заявляет о своём намерении убраться из этого пустынного города и полукровка поддерживает это решение, но сперва предлагает немного отдохнуть.
Дети, играющие с Севериной, с радостью вызываются проводить приключенцев до местной таверны за игрой в пятнашки, но по пути им встречается караван работорговцев…

https://i.servimg.com/u/f24/19/79/15/67/barre-10.png

Группа 11.

Участники: Римон Рок, Корбл Фонтей.
НПС Судьбы: Кишила и стража.

Находятся: Таверна "Под огнем" (Город Карлионис)
Попавшись на пути страже Римон решил бежать, оставив своего коня и Корбла одних, в надежде, что их не тронут. Однако, его весьма дерзкий побег сильно разозлил Кишилу и её компанию, так что они схватили бедного старика, признав его подельником и убили лошадь Рока.
Теперь беглец вынужден прятаться от рыскающей по городу стражи, а Корблу придётся отдуваться за преступление, которое он не совершал...

https://i.servimg.com/u/f24/19/79/15/67/barre-10.png

Группа 12.

Участники: Нира О’Берн, Рене Эскорца, Бушер.
НПС Судьбы: Наёмники – Абрафо и Коэл.

Находятся: Храм Зураса (Город Карлионис)
Перемещаясь по канализации, компания безуспешно пытается попасть на улицы города. Так очередной тайный проход выводит приключенцев в подвал храма с загадочными закрытыми гробами, письменами на стенах и ключами-камнями.
Коэл обнаруживает на запечатанном заклинанием входе надпись о том, что если все сделать правильно с камнями и ритуалом, то можно попасть в свой родной мир.
Что же предпримут герои?

https://i.servimg.com/u/f24/19/79/15/67/barre-10.png

Группа 13.

Участники: Элеонора.
НПС Судьбы: Тигра.

Находятся: Эхо прошлого (Город Карлионис)
Решив преодолеть путь из города через канализацию, чтобы лишний раз не попадаться на глаза «не тем людям», девушки внезапно столкнулись в проблемой в виде заледеневшего прохода. Судя по всему, без магии тут не обошлось, но вот вопрос – кто и зачем перекрыл этот выход? И главное, как теперь быть?

0

337

https://i.postimg.cc/qvYCHnkG/image.gif

Автор - Нира О’Берн

0

338

https://i.ibb.co/R2jLRyc/image.jpg

Мистерия поздравляет всех с первым днем осени!

0

339

***

За пределами призрачного купола беспрестанно гудела стена жгучего пламени, мешавшая Лае как следует сосредоточиться. Сложно расслабиться, когда не можешь отделаться от мысли, что твоя смерть находится здесь, на расстоянии вытянутой руки, а ты сам не очень ловко ходишь по краю, рискуя каждую секунду сорваться в её жаркие объятия. Периодически треск огня перекрывал другой звук, ревущий и будоражащий.
- Что там происходит? - невольно прошептала нордийка, оглядываясь в тщетной попытке разглядеть хоть что-то за пределами своего огненного плена.
"Как там все остальные? Что с Лео? Попали ли они под атаку?" - мрачно размышляла рыжеволосая, вглядываясь в коварный танец пламени.
К счастью, джин не отказал ей в пояснении особенностей их негласного договора, а потому девушка вынуждена была вернуться к созерцанию крайне странного и пугающе улыбчивого мужчины.
"Как хочешь, говоришь? Тогда буду звать тебя Зюзиком..." - мысленно хмыкнула нордийка, зная, что не сильна в выдумывании имён, учитывая, что однажды она уже умудрилась назвать почти двухметрового в холке хищника Малышом...
Условия же показались воровке довольно интересными, хотя и небезопасными. Глаз девушки на миг загорелся, покуда ум просчитывал, какую выгоду она может из этого вынести. Однако, чем дальше перечислял джин, тем меньше становилось желание прибегать к его услугам.
"Иными словами, желание может стоить мне как жизни, так и безделицы в виде иголки для шитья... Рискованно. Очень рискованно..." - напряжённо размышляла рыжеволосая, хмуро поджимая губы.
- О, прядь моих волос будет стоить очень дорого... - с улыбкой ответила мужчине Лая, в волнении невольно поднимая руку к струящимся по плечам и спине волосам. - Ладно, тогда проясним теперь следующий момент...
Рыжеволосая с прищуром взглянула на улыбающееся лицо Зюзика.
- Что ты можешь? То есть, насколько ограничены твои возможности? Вот захочу я, к примеру, завоевать мир или свернуть горы, сможешь ли ты это осуществить?
"И, любопытно, во что мне это потом обойдётся... Или цена за обычное яблоко и за владычество будет одинаковой?" - про себя добавила нордийка, осознавая, что лишиться ноги за банальное желание вкусить сочный плод будет немного обидно...


Лая

0

340

https://i93.servimg.com/u/f93/17/26/24/34/69476210.png

0

341

https://i.servimg.com/u/f14/19/96/92/90/a_a10.jpg

1 место - Леандро де Ромеро

https://i.servimg.com/u/f24/19/79/15/67/au14.png

2 место - Сарра Смитт

https://i.servimg.com/u/f45/19/78/72/27/imag0115.jpg

3 место - Дерек Дрегон Ди Деноро

https://i.servimg.com/u/f12/19/83/08/04/a_vibe14.jpg

0

342

https://i.servimg.com/u/f14/19/96/92/90/_ao_2_11.jpg

1 место - Нира О’Берн

Без интереса выслушивая спутников, чародейка снова взяла с полки случайную тонкую книжку. Чихнула из-за пыли да принялась её флегматично листать. Только привычных бесплотных рассуждений и теорий здесь не было. Чернёные брови в непонятках изогнулись.
«То есть со всей этой кипой знаний о мире, магии, тёмных искусствах и душах, единственное, что ты счёл достойным подробного практического описания… создание гхыровой взрывчатки? Серьёзно???»
Магичка ошарашенно покачала головой, но все же книжку с собой прихватила. Может, великое искусство изготовления бомбочек для войны и для ванны поможет ей в жизни поболе всего прочего?
«Закидаешь Невесту Мертвых бомбами-вонючками и пафосно отвернёшься, потому что крутые ведьмы не смотрят на взрыв?»
Нира фыркнула и послушно последовала за Рене в кабинет, внимательно огляделась и вновь рассеяла для себя иллюзии. Вполне могло случиться так, что прочитанное эльфом было всего лишь обманом зрения. Если, конечно, исключать тот вариант, что заведший их сюда остроухий сознательно лжёт.
Эта версия казалась самой вероятной, но магичка продолжала оставаться дружелюбной – по крайней мере, внешне.
- А как узнать, что ты не пропустил перед всем этим огромную красную "НЕ"? – всё с тем же невинным видом поинтересовалась рыжая, - Или что ее не стерло время или кто-то иной? Поглядите-ка, - целью перста указующего была выбрана какая-то маленькая загогулина, и высохшая кровь осыпалась от легчайшего прикосновения.
- Да и действительно ли вы уверены, что мы откроем тайный выход отсюда, а не замурованного в стену хозяина? А здесь, - Нира продемонстрировала открытую книжечку, что стерег кот, - Не инструкции по его упокоению? Солнце, вода святая, костёр церковный, колья осиновые – всё как надо.
В любом случае, отдавать на сомнительное дело свою кровь рыжая точно не собиралась, и не из обычной жадности. Не то чтобы она мнила, будто бытие жрицей даровало её крови какие-то особые, магические и желанные для малефикаров свойства. Да только другое дело в том, что сейчас в хрупком полутораметровом теле пряталась вся краденная сила сила источника вечной жизни – и вот это уже могло создать проблемы. Или не могло, магичка понятия не имела. Вообще не была уверена, что эта магия всё ещё у нее, а не исчезла при очередной смене тел, мест и времён – зараза никак не хотела проявляться.
«Интересно, если я не верну ее обратно основателям, то буду ли сама вечно живой-молодой? А что будет, если меня решит укусить какой-нибудь вампир? Водица мертвецов ведь насквозь прожигала – может, и кровь у меня ныне святая, а? А ежели самой приспичит в какую нежить обратиться, что будет? Проверить бы!
Да и вообще, почему только кровь на ум лезет? Слюну вот тоже произвожу! Может, просто плюнуть достаточно, чтоб дырку в Дракуле прожечь? Буду как гибрид змеи и хомяка, и яд у меня в защёчных мешках!»
Не выдержав, нетрезвая ведьма сама с себя захохотала, для приличия уткнувшись в книгу.
«Я просто хочу косить армии мертвецов прицельными плевками, а не вот это вот всё!»»


2 место - Итара

А ведь все так хорошо начиналось. Итара даже выдохнуть успела, решив что эти безумные двуногие наконец-то начнут вести себя нормально и перестанут испытывать ее, удивительно хрупкое в последнее время терпение.
Ага, щаз. Наивная чешуйчатая девочка. Адекватности ей подавай, логики и чувства самосохранения. Легче было полное блюдо сапфиров ожидать. Тут, похоже, его получить вероятность выше.
Местных же похоже не пробивало ничего. Хотя, еще в ход не шли воплощенные угрозы… Но, не смотря на всю свою злость и недовольство Итара очень не любила убивать. Было в этом что-то… неправильное. И окончательное. Мертвый уже ничего не мог исправить. Но здесь неправильность всего происходящего буквально не оставляла драконице выбора. Можно сколько угодно думать о ценности любой жизни, но – если ты хочешь вырастить прекрасный сад – сорняки нужно пропалывать.
И агрессивных зверей тоже нужно уничтожать. Чтобы не пострадали те, кто под твоей защитой.
Вызвало ли видение, посланное Томашем, хотя бы каплю сочувствия и понимания у Ледяной?
Нет. Ибо оно было нарушением установленного ей правила. Возможно – в другой ситуации и в другое время все сложилось бы иначе, но сейчас – реакцией была лишь ярость.
В зале резко стало холодно. Ледяное пятно растекалось прямо под телом лекаря, намертво сковывая его и примораживая к полу - так что даже шевельнуться не получалось. И сил человека не хватило бы чтобы вырваться из этого заклинания. Итара подошла к Томашу ближе, короткими движениями пальцев завершая колдовство – лед сковывал его конечности не давая шевелиться.
- Вот скажи мне, маг, - голос Ледяной звучал на удивление спокойно и устало.
- Есть ли хоть одна хорошая причина, почему мне не стоит забрать отсюда все ценное, включая твоих баб? А потом вытащить на берег тебя и оторвать тебе твою дурную голову?
Она отвернулась от Томаша, словно даже смотреть на него было противно.
- Будет гораздо лучше, если море вернется сюда. А твои девки украсят любой портовый бордель…Одна причина, Томаш, хотя бы одна. Потому что я не вижу ни одной, кроме моей доброй воли. А от нее уже ничего не осталось.
В словах Итары звучал яд и горечь. Ей бы ни доставило, ни малейшего удовольствия все то, о чем она говорила. Но – другого выхода она уже не видела. Оставлять за спиной таких людей было элементарно опасно.
На выходе из зала послышались какие-то крики. Итара узнавала голос юнги с ее корабля и старших пиратов. Но, уже не вслушивалась в то, о чем они встревоженно говорили. Что-то о нападении деревенских на корабли. Не важно – Харви разберется сам.
Ее взгляд упал на сапфир в шкатулке. И этот камень сейчас полностью застилал ее внимание. Глубокий синий цвет, точеные грани, прекрасные отблески. Чудо. Истинное чудо в этом гадюшнике. Вещица, ради которой можно было почти простить все что тут творилось.
Драконица возбужденно зашипела, молниеносным движением сграбастав кулон за цепочку и поднимая за нее камень на уровень своих глаз.
- Какая…прелесссссть!
И в этом шипении слышалась истинно драконья алчность и наслаждение.

***
Могли ли слова мальчишки хоть что-то изменить? Конечно. Они и изменили. Если у кого-то еще оставались иллюзии по поводу того, что жители деревни могли быть просто слепы и не понимали что устраивал их староста, то сейчас они все рассеялись.
И даже если сейчас «Ларга» и другие корабли уйдут – местные нападут на следующих моряков, зашедших в эти воды.
Питер Бредли ничего не ответил на злые слова деревенских. Звери, а не люди. Бешеные звери, не способные даже думать о сохранении собственной жизни.
Старпом молча поднял заряженный арбалет и выстрелил в старшего. И этот выстрел был сигналом на продолжение бойни.
С бешеным зверьем не разговаривают. Его убивают, пока оно не убило кого-то еще.
Скоро прибудет подкрепление из-под воды, вместе с магом и драконом. И в этот раз мольбы о пощаде уже никого не тронут.


2 место - Лая

Улыбка с лица нордийки слетела столь же быстро, как и появилась. Не успела девушка утешить испугавшегося зверька горе-спутника, да коснуться ногами земли, на которую её медленно опускала воля старательного служителя, как Леандро, услышавший её зов, издал нечленораздельный вопль, звоном ужаса оборвавшийся где-то внутри девушки. Всепоглощающая волна пламени зеркально отразилась в широко распахнувшихся глазах мишени.
- А-ах! - только и успела судорожно вдохнуть рыжеволосая, прижимая к груди дрожащий рыжий комок, словно надеясь, что сможет укрыть его своим телом. Сжавшись перед лицом неминуемой гибели, Лая крепко зажмурилась, отворачиваясь от несущегося к ней огненного серпа.
Первым её настиг жар. Нордийка почувствовала, как накалилось пространство вокруг неё, и сознание девушки поплыло. За закрытыми веками её тело уже пылало. Одежда, опадая хлопьями, обнажила охваченные пламенем конечности и потрескавшуюся кожу...
"Вот так... Порождённая огнём в нём же и погибнет..." - отрешённо подумала нордийка, за стеной шока даже не улавливая яростного и отчаянного зова своего мохнатого товарища. Она со странной смесью горечи и волнения ждала конца, гадая, что ждёт её там, за чертой...
"Скажи... скажи это!"- внезапно раздалось у неё в голове, и Лая вздрогнула, почувствовав, как чужой голос мурашками скользит вдоль позвоночника.
"А? Что?" - немного заторможено подумала рыжеволосая, осознав, наконец, что почему-то не чувствует боли. Странно... Ведь огонь рядом, она слышит его низкий гул, чувствует его дыхание. Она знает, что находится в его власти. - "Я уже... умерла?"
Медленно, очень медленно девушка открыла глаза, задохнувшись от того, что предстало перед её восхищённым взором. Пламя действительно никуда не ушло. Оно плясало вокруг неё, превращая в прах всё, до чего дотрагивалось. Кроме неё. Её тело неприкосновенным коконом висело посреди этого ужасающе-прекрасного огненного царства. В душе нордийки колыхнулся поистине детский восторг, отметина на лбу переливчато засияла, а сама нордийка, благоговейно воздев голову к небу, не смогла сдержать слёз счастья.
"О, Шео, неужто ты говоришь со мной с высоты своего пылающего пьедестала?" - восхищенно воскликнула рыжеволосая, несомненно, приняв доносившийся до неё голос за зов великой прародительницы. Ведь кто ещё мог обладать таким огненным очарованием? Кто ещё мог одарить её своей благодатью, как не могучая огненная птица, давшая ей жизнь? - "Я слышу тебя, о, Великая Мать, и готова принять предначертанную судьбу!"
Охваченная собственной фантазией, Лая, не осознававшая, что сформированный ею образ не имеет никакого отношения к происходящему, смиренно прикрыла глаза, ощущая расплывающееся внутри тепло.
"Ты зовёшь меня под сень своих могучих крыльев? Дабы я воссоединилась со всеми почившими детьми твоими?" - благоговейно спросила нордийка, чувствуя, как сжимается нутро при мысли о родных, которых она потеряла и которых может снова сейчас обрести. Они ведь ждут её. Конечно же, ждут! Как может быть иначе?!


2 место - Бушер

Бушер действительно махал своей дубиной без какой-либо не только задней, но и передней мысли, да и вообще какой-либо мысли. У него вообще уже давно было в порядке вещей сначала махать дубиной, а потом - даже не думать, а скорее просто наблюдать за тем, к каким последствиям это приведет. А поэтому пытаясь размозжить эльфу голову он про Ниру вообще не думал.
Так же, как и сейчас здоровяк ни обращал на гуляющую вокруг О’Берн никакого внимания, в это время его гораздо больше интересовал скарб эльфа, который оказался на редкость скудным.
«Вот ведь доходяга, даже ножа с собой не носит, а это чего за ерунда?» - подумал наемник, разглядывая черную жемчужину, после чего пожал плечами и запихнул ее к себе в карман вместе с золотыми монетами и рубином.
Ну, а насчет висящего на шее загадочного кулона: Бушер осмотрелся по сторонам, потом подождал когда Нира уйдет в библиотеку, снял кулон и выпрямившись, одел его себе на шею, сразу пряча под одежду.
«Авось штука нужная - пригодиться, а если не нужная, то может быть дорогая, а значит тоже пригодится».
И с этими мыслями здоровяк, услышав, как Нира возвращается из библиотеки непроизвольно скривился представляя, как ему сейчас опять могут начать читать какие-нибудь морали о ценности жизни, и поспешно отправился в сторону подвала, для того чтобы остановиться наверху лестницы и действительно удостоверится, что в подвале больше никого нет.
А убедившись, что в подвале пусто медленно побрел в сторону кабинета, хмуро поглядывая на попытки девчонки оказать вислоухому первую помощь.
- Ты еще приговор не забудь сказать, пусть у кошки болит, у собачки болит, у комарика болит, а у ушастика нашего – пусть ничего не болит! Говорят, очень помогает. – Брякнул Бушер первое, что пришло в голову, а потом немного подумал и видимо счел, что это было грубовато и девчонка может обидеться добавил. – Извини, дурацкая шутка, но я действительно не понимаю, чего ты с ним так возишься. Эльфом больше эльфом меньше или он тебе понравился, глаза красивые? Ладно дело твое. – И пожав плечами потопал дальше в кабинет, надо было еще узнать судьбу Абрафо, если он тоже помер, а на это было очень похоже, то с него наверняка можно было разжиться чем-нибудь полезным. При этом голос и тон, которым говорил здоровяк был такой, словно он действительно искренне считает, что все в порядке вещей и ничего плохого не произошло.

0

343

https://i.servimg.com/u/f14/19/96/92/90/eaaau-10.jpg

1 место - Кай

https://i.servimg.com/u/f64/15/94/37/81/111.jpg

2 место - Леандро де Ромеро

https://i.servimg.com/u/f24/19/79/15/67/00210.png

0

344

***

От предложения последовавшего со стороны ублюдка можно было только ошалело замереть, едва не раскрыв рот от шока со смесью ярости. Помимо того, что оно было оскорбительным для дракона, еще и задавалось таким тоном, будто бы просить подобные вещи у первых встречных - в этой дыре нормальное явление. Но, какого черта, как он его назвал?!
- Я не милый! - рявкнул Калипсо, указав большим пальцем на свое лицо. - Это лицо война.
Получилось несколько жалко, но пытаться изобразить ледяное спокойствие было также поздно, как махать мечом после проигрыша. Лето раздраженно фыркнул, скрестив руки на груди. Замечательно. Недавно он был кошмаром местного города, сжигающего все на своем пути, затем пленников какой-то там коллегии добра и мира, а теперь мог стать прелестным мальчиком на чьей-то свадьбе. Правду говорили братья. Чем больше высота - тем больнее и унизительнее с нее падать. И что ему теперь делать? Сарра упомянула земли мертвяков, куда он и стремился, но неужели все, что осталось - унижаться ради золотого, топча свою непомерную гордыню?
Рыжая, успевшая посмеяться над его бедственным положением, наконец, удалилась обратно в палатку, а дракону оставалось дослушать Сарру и сдержать подступающий изнутри гнев.
- Ни за что. Я вам не мальчик на побегушках, чтобы унижаться на чьей-то там свадьбе. Кто вообще, черт возьми, в наше время еще женится?! - четко отрезал Калипсо, посмотрев на нее с раздражением. - По золотому за каждого. Или танец от обеих. Это я уже говорил. А вот она, - кивок в сторону Даники. - Еще и особый интерес вызывает.
Стоило понимать, что в их ситуации без гроша в кармане стоило рассматривать любые варианты, но упрямство перебарывало. Нет, и точка. Лето не подпишется на подобное даже если от этого будет зависеть судьба этого жалкого мира.

Лето Амалли

0

345

https://i.servimg.com/u/f14/19/96/92/90/__a10.jpg

1 место - Леандро де Ромеро

Сцена 1.
Маленькая квартира на окраине города N. Время 00:23 (после полуночи).

В темноте, на полу, освещённый лишь бледно-синим светом экрана включённого телевизора, сидел молодой кудрявый мужчина двадцати четырёх лет. Его мокрый от слёз взгляд был прикован к сюжету, который, вот уже как десять минут, крутили по новостям местного телеканала. В нём ведущий рассказывал об очередном, произошедшем буквально пару часов назад, жестоком убийстве. Погибла семья. Убийца ворвался к ним домой и зверски зарезал всех, включая младенца. Соседи дают показания, но никто толком ничего сказать не может…
Точнее, именно так всё это преподнесли СМИ, тогда как на самом деле, оперативная группа давно уже установила личность маньяка и уже вовсю готовилась к его поимке.
Вздрогнув от внезапно раздавшегося, громкого стука в дверь, мужчина быстро выключил телевизор и растерянно заметался по комнате. Остановился напротив окна и, о чём-то на секунду задумавшись, быстро открыл его. Поток прохладного, бодрящего ночного воздуха тот час ворвался внутрь тёплой уютной комнатки и брюнет, на секунду прикрыв глаза, словно наслаждаясь этой прохладой, тяжело вздохнул.
"Видимо, теперь есть лишь один выход…" - решил для себя он, а в следующее мгновение в квартиру ворвались полицейские во главе с детективом и, прежде чем мужчина успел выпрыгнуть с высоты седьмого этажа, оттащили его от окна, заставив лечь лицом в пол и заложить окровавленные руки за голову.
Детектив включила свет и, с презрением глядя на пойманного убийцу, (а в том, что это он, сомнений не было, так как вся его одежда была залита кровью и фото с камер видеонаблюдения полностью совпадало с его внешностью), со всей силы пнула ногой по его ребрам. Мужчина тот час застонал и скорчился от боли, но никто из полицейских и слова не сказал.
- В отдел его! Там будем разбираться уже более основательно. – скомандовала детектив и кудрявого тот час подняли и грубо вытолкали прочь из дома.

Сцена 2.
Полицейский участок города N. Комната для проведения допросов.

В отдел мужчина прибыл уже изрядно побитым. Полицейские в дороге не теряли времени даром, пытаясь выбить из него чистосердечное признание. И хотя брюнет не отрицал своей причастности к преступлению и готов был сознаться почти сразу же, что-то не давало ему покоя… Он не понимал, как именно мог совершить такое. Не помнил причины, почему сделал это. Боже, да он даже семью эту никогда не знал!
- Так-так. Леандро де Ромеро-о… В прошлом примерный гражданин с безукоризненной репутацией, отзывчивый сосед и добрый, готовый всегда придти на помощь коллега. Хм-м, ну кто бы мог подумать! – с порога зачитав выводы из подшитых в материалы дела характеристик, детектив громко уронила папку на стол перед самым носом Лео, тем самым заставив его вздрогнуть, и заняла место напротив.
– Тебе самому от себя не тошно? Лицемерный урод! Как вас таких только земля на себе носит? Будь моя воля, я бы расстреливала тебе подобных, всех до единого, прямо на месте ареста и делу конец! Ведь тюрьма вас не исправит, а правосудие не вернёт к жизни тех, кого вы лишили жизни. – с ненавистью в голосе сказала она, при этом доставая из папки чистый лист, и пододвигая его вместе с ручкой ближе к мужчине.
- Пиши! А будешь упрямиться, то позову парней из отдела, с которыми ты ехал! Поверь, они с радостью ещё раз тебе напомнят, какая ты скотина!
В ответ Леандро не произнёс ни слова… Да что там! Он даже лишний раз боялся посмотреть на детектива, то и дело вздрагивая от её криков – а уж перечить ей, так и подавно.
Молча взяв в руки ручку, он положил руку на лист и, нерешительно коснувшись угла бумаги кончиком стержня, оставил там лишь одну маленькую, еле заметную точку. Но так ничего и не написал. Его руки задрожали, а из глаз опять хлынули слёзы.
- Нет… Я не мог. Нет… - шёпотом, едва выговорил он и уронив ручку, закрыл лицо руками.
- Ах ты, артист паршивый! Думаешь на жалость меня взять?! А ну! – сильно разозлившись, детектив тот час поднялась с места и схватилась за висевшую у неё на поясе дубинку, уже было замахнулась ею, желая проучить непослушного преступника, как вдруг дверь комнаты резко распахнулась и в неё вошло очень много народа.
В их числе были: непосредственный начальник отдела полиции, старший детектив, пара крепких ребят полицейских, какой-то профессор в очках с небольшой записной книжкой в руках и целая бригада медиков с чемоданами.
- Детектив Мингжу, просим вас покинуть помещение, это дело больше не в вашей компетенции. – спокойным, будничным тоном выпроваживая недовольную коллегу прочь, приказала старший детектив. Это была светловолосая, высокая, спортивного телосложения девушка, которую, судя по всему, здесь все очень уважали. Однако Мингжу всё-же рискнула возразить ей:
- Он убил их! Какой смысл защищать его? Он убийца! Или вы теперь всех убийц будете оправдывать, только потому, что… - но договорить она не успела, так как вовремя подоспевший начальник тот час приложил указательный палец к её губам и взлядом указал на мужчину наручниках.
- Тише, не здесь. Ты испортишь чистоту следственного эксперимента. Если он виновен, мы скоро об этом узнаем. Ты же знаешь, в чём здесь может быть дело. Мы всё проверили – все признаки на лицо, но нужно узнать наверняка. – с этими словами, начальник вывел детектива из комнаты, оставив недоумевающего кудрявого в компании светловолосой девушки, двух крепких ребят-полицейских и группы медиков, которые сразу же начали цеплять на него какие-то датчики, брать кровь из вены, мерить его давление и пульс, зачем-то подготавливая шприцы и другие медицинские инструменты.
И в этот момент, Леандро очень сильно пожалел о том, что всё это время так медлил с написанием чистосердечного признания. Лежал бы уже тогда себе спокойно где-нибудь в изоляторе и не мучился от страха и волнения перед неизвестностью предстоящих ему, странных процедур. А может быть, ещё не поздно?
- Это я! Я их убил, всех. Я! – в надежде, что это поможет ему избежать пыток, испуганно выпалил он и, схватив ручку, принялся что-то писать на бумаге. Однако, светловолосая девушка лишь снисходительно улыбнулась ему в ответ и, положив свою руку на его, тихо объяснила:
- Эй, всё хорошо. Не надо так нервничать. Я понимаю, ты напуган, но бояться нечего. Мы просто хотим тебе помочь разобраться с тем, что произошло с тобой сегодня ночью, начиная со вчерашнего вечера. Ты что-то помнишь?
Странно, но её мягкий, приятный голос немного успокоил Лео. И хотя некоторое напряжение всё ещё присутствовало, отчего-то, ему вдруг захотелось ей поверить. Так что, глубоко вздохнув, он отложил в сторону ручку и, немного расслабившись, сосредоточился на воспоминаниях:
- Да. Я помню весь день. С утра и до пяти часов я работал в ветеринарной клинике. А после ещё пару часов помогал в центре социальной поддержки бездомным, после чего, направился домой. По пути заглянул в одно кафе. В то новое, которое открылось недавно – «Тёмные земли», кажется… Или «змеи»? Не помню. - после чего сосредоточенно нахмурился, пытаясь вспомнить детали того, что произошло дальше, - Заказал там еду... Поел. И... Я вроде шёл домой, но... В общем, каким-то образом я оказался в чужом доме... А потом, кровь. И я помню как бежал по улице. Вернулся домой, а там в новостях уже узнал подробности того, что сделал. Но, клянусь, я даже не знал их! Я... я не понимаю, почему вообще сделал это! Я пришёл домой и всё думал об этом... а потом меня схватили полицейские.
Рассказывая об этом, мужчина не на секунду не переставал наблюдать за медиками и тем, что происходит вокруг. И разумеется, детектив это заметила, но успокаивать его и говорить, что всё будет хорошо, почему-то не спешила..
- Что ж, понятно. Провалы в памяти и невозможность объяснить свои действия... -вслух рассуждала она, а затем обратилась к медикам. - Ну что? Вы что -нибудь обнаружили у подозреваемого в крови?
- Гм, да. - отозвался мужчина в белом халате, - Обнаружили. Всё, как и у ребят до него - явные следы отравления угнетающим сознание и волю химическим наркотиком CFT-312. - и как-то очень сочувствующе посмотрел на брюнета, который не совсем понимая, что именно там у него нашли и и чем это ему грозит, разволновался ещё больше прежнего.
- Так я и думала... - печально покачав головой, детектив о чём-то задумалась, параллельно постукивая пальцами по столу, а затем обратилась к подозреваемому. - Что ж, Леандро, говорю откровенно, тебе сейчас придётся нелегко: нам с тобой нужно будет восстановить события той ночи, с того момента, как ты поужинал в кафе. И единственный способ сделать это - вернуть тебя в то состояние, в котором ты был в тот момент.
- Стоп, что? Я не наркоман! Я даже алкоголь не пью, какие ещё наркотики? - возмутился кудрявый, растерянно глядя на детектива, решив, что на него хотят повесить, до кучи, ещё одно преступление - сбыт, хранение и употребление наркотиков. Как будто одного убийства целой семьи с детьми мало!
Однако стоило только ему повысить голос, как детектив кивнула и к нему тут же подошли двое полицейских. Ничего не объясняя, они крепко схватили его за руки, а доктор медленно ввёл в вену какой-то препарат.
- Послушай меня. Тебе ввели наркотик CFT-312. Это единственный способ пробудить твои воспоминания о том, где ты был и что делал в тот вечер, потому что в тот момент именно под его воздействием ты и находился. Знаю, метод дрянь... Но за тобой будут наблюдать специалисты, так что ничего плохого случиться не должно. - придерживая мужчину за подбородок так, чтобы всё его внимание было сфокусировано именно на ней, Корифиэль быстро инструктировала его для дальнейшей работы. - От тебя сейчас требуется только одно - расслабиться и всеми силами попытаться вспомнить и пересказать то, что придёт тебе в голову. Ты меня? Вот и молодец. Давай, удачи. И помни, мы все здесь - всё будет хорошо...
Детектив ещё что-то там говорила, но этого Леандро уже не слышал. Её образ в его глазах медленно окутала белая пелена и вскоре сознание его уплыло через этот густой туман куда-то очень и очень далеко. Некоторое время он пребывал в полном покое и абсолютной безмятежности, но так как мысль о совершенном убийстве по-настоящему сильно его волновала, то вскоре белые пушистые облачка начали принимать очертания знакомой ему улицы, на которой он стоял прямо у входа в то самое кафе...

Сцена 3.
Воспоминания Леандро.

- "Тёмные зори" - вот как называлось то кафе. - сосредоточенно нахмурившись, начал свой рассказ Леандро, - Я поужинал и вышел на улицу, собравшись идти домой, как вдруг напротив из-за угла вырулил велосипедист. Он не справился с управлением и, зацепившись рукавом за столб упал. Я подбежал к нему и предложил помощь. - на этом моменте Корифиэль переглянулась с одним из полицейских так, словно эта случайная встреча, была для них вполне ожидаемой, но перебивать и тем более отвлекать кудрявого от рассказа никто из них не стал. Так что он продолжил:
- Он отказался от скорой и просто попросил меня проводить его до дома. Я предложил вызвать такси... Но он сказал, что живёт недалеко и в этом нет нужды. - на этом моменте ненадолго замолчав, Лео тяжело вздохнул, начиная покрываться маленькими капельками пота. Но медики никак на это не отгреагировали.
- И что же было дальше? - поинтересовалась Корифиэль, сцепив руки в замок и подперев ими подбородок, глядя на мужчину.
- Дом... Это был тот самый дом, где я убил их. Он привёл меня туда. - понемногу начиная нервничать и расстраиваться, дрожащим голосом сообщил Леандро, - Я хотел уйти, а он всё настаивал на том, чтобы я остался. Предложил выпить с ним чашку кофе, в благодарность за помощь и так меня упрашивал... Мне стало неловко и согласился. Решил, что заодно помогу ему с обработкой его ран, но... до этого дело так и не дошло. Мы разговорились, выпили кофе... Было весело. Мы познакомились. Он представился Тирием... Очень необычный мужчина, у него редкая гибридная мутация альбинизма: кожа бледная, но волос чёрный, словно смола... И глаза. Такие карие, с ярко-алым оттенком. Я их хорошо запомнил... - кудрявый даже содрогнулся от воспоминания об этом. Ведь он только сейчас понял, что  незнакомец и впрямь почему-то постоянно поддерживал с ним зрительный контакт так, словно пытался загипнотизировать. - А потом, он начал говорить о проблемах общества, политики... Разговор с ним начал меня напрягать, но он всё не унимался... И тогда, я решил уйти.
Более не в силах сдержать скатывающиеся по щекам слёзы, Лео всхлипнул, переходя к самой важной части своего повествования.
- Но он не позволил... Помню, что он не отпускал меня и постоянно что-то нашёптывал мне на ухо. А я хотел пить... Но он продолжал говорить со мной, пытаясь втянуть во что-то и дал мне воду только лишь после длительной лекции. Очень невкусную воду. Её привкус чем-то напомнил мне кофе, который мы пили... Хотя, может это он и был? - не в силах вспомнить все детали, брюнет, тем не менее, всё же упоминал время от времени какие-то, в особенности запомнившиеся ему моменты. - А его рассуждения... Не помню точно, что он говорил, но знаю, что разозлился, после того, что услышал от него. Я не когда ещё не был так зол! А он продолжал шептать... Не знаю точно, в какой момент, я остался один, но точно помню, что меня разбудил какой-то другой мужчина. Я был в бешенстве... Схватил нож и... Я не хотел... Не хотел! Я не знаю, почему сделал это! Я не знаю! Прошу! Хватит! - под конец впав в истерику, Леандро начал вырываться. Резко вскочил и чуть не опрокинул стол, словно бешенный пёс принявшись бросаться на всех присутствующих в комнате. Однако медики были наготове и, схватив мужчину, вкололи ему успокоительное. Уложили на раскладные носилки и унесли прочь.
Детектив устало выдохнула, взявшись за голову.
- Опять всё то же самое. Маньяк-гипнотизёр, заводит жертву в нужное ему место, накачивает наркотиками и основательно промывает бедняге мозги, после чего незаметно ускользает, оставляя на месте заряженного на убийство берсерка... - подвела она небольшой итог и обернулась на голос, вошедшего в допросную, капитана.
- Да. Ещё один бедолага с искалеченной жизнью. Но по крайней мере, он первый, кто смог описать истинное лицо преступника. Это уже хоть что-то! Выше нос, детектив! Мы обязательно его поймаем! Обязательно... - и ободряюще похлопав Кори по плечу, развернулся и вышел из комнаты, по дороге незаметно чему-то улыбнувшись.
"Редкая гибридная мутация альбинизма. Ахаах! Ну и фантазия у этого парнишки. Его послушать, так я, просто вампир какой-то. Э-эх, жаль будет от него избавляться. Забавный. Но, к несчастью для него, слишком много всего запомнил о том вечере..."


2 место - Эвиан

Сколько уже прошло? Сутки, может чуть больше. И до сих пор тихо. Эвиан стоял за занавеской у окна и тайком поглядывал с высоты своего второго этажа вниз на пасмурную улицу. По тротуару сонно шагали прохожие, закутанные в шарфы и на ходу придерживающие шапки, чтобы те не поулетали с их голов под порывами немилосердного ветра. Ничего необычного. Осень. Из нарушителей спокойствия лишь ветер, словно лесной разбойник налетающий на мирных граждан. С деревьев сыпались листья и, подхваченные потоком, крутили на асфальте бешеные хороводы.
Эвиан отошел от окна и улыбнулся самому себе. Значит еще есть время. Он пошел на кухню и достал банку земляничного джема из старенького мелко дребезжащего холодильника. В углу щебетало радио: "...на центральную часть надвигается циклон, ветер северо-западный, возможен дождь с мокрым снегом, советуем жителям запастись терпением и зонтами..."
Эвиан густо намазал липкий ароматный джем на свежий, едва только выпрыгнувший из печки тост. Зубами он вгрызся в хрустящую ягодно-хлебную плоть. На пол посыпались крошки. Джем потек по пальцам. Сладко. Эвиан прикрыл глаза от удовольствия и попытался припомнить, а было ли ему так же сладко хоть раз в жизни до этого дня. Нет, раньше у еды был бледный, неопределенный вкус старой резины. Но одни сутки назад ему было сладко, только не во рту как сейчас, а в груди - из сердца шло сладостное ликование - теперь он свободен. Он знал, что за свободу придет расплата. Только когда её ждать? Может быть теперь, когда всё позади, он ещё успеет пожить как настоящий человек в ярком мире, полном вкуса, цвета и аромата?
"...и к другим новостям. На прибрежном складе произошло жестокое убийство. Рабочие склада обнаружили труп мужчины сегодня утром. Множественные ножевые ранения свидетельствуют о..."
Сухой кусок тоста застрял в горле. Эвиан закашлялся.
"...опросив свидетелей, полиция составила портрет подозреваемого, предположительно, убийца - несовершеннолетний, подросток-альбинос худощавого телосложения, был одет в темный костюм..."
Эвиан налил в стакан молока и запил сухомятку. А потом заставил себя вновь наслаждаться тостом вплоть до последнего хрусткого укуса. Но сердце уже сковывала тревога. Не страх, но предчувствие неотвратимого переворота всего жизненного уклада, который вот только-только начал приносить Эвиану настоящую радость чувствовать. Отхватить бы её побольше - этой трепещущей словно маленькая птичка радости, пока её не растоптали полицейские сапоги.
Он вернулся к окну и вдохнул через приоткрытую створку терпкого пряного ветра. Даже ветер сегодня был сладким.
Глаза случайно наткнулись на собственное отражение в стекле. Его удивило непривычно блаженное выражение всегда отстраненного лица. Может, ходи он с таким добрым лицом по улицам, от него бы никто и не шарахался как от ребенка, одержимого дьяволом. Впрочем, уже поздно. Теперь, узнав о случившемся, никто не увидит ничего хорошего в его чистой улыбке. Никто не поймет, что на самом деле единственное зло, жившее в нем, навсегда исчезло.
Такие светлые, что почти розовые глаза в обрамлении белых ресниц, белые волосы, белая кожа - Эвиан всегда привлекал ненужные взгляды, где бы он ни был. А много ли подростков-альбиносов в их городке? Эвиан не встречал ни одного. Тут каждая старуха легко сдаст его с потрохами. Он уже так и видел, как узловатый палец соседки-собачницы тычет в круглые дырки телефонного аппарата и чертит короткие дуги, набирая номер полицейского участка. "Мальчишка-альбинос живет прямо надо мной! Едьте скорее на адрес..." - провизжит в трубку собачница.
Эвиан вздохнул. Не спасет его даже родство с семьей мэра. Это призрачное родство теперь уйдет на дно, в тайники истории, зарастет илом, как и неясная связь Эвиана с убитым. Тщедушный мальчишка, едва держащий нож в дрожащей руке, вдруг убивает крепкого работягу - завсегдатая местных кабаков - с которым никогда ранее не встречался. "Зачем?" - спросит следователь. Эвиан будет лишь пожимать плечами и улыбаться. Самые маловерные присяжные - и те на суде решат, что в мальчишке поселился дьявол, раз он безмятежный сидит с загадочной ухмылкой после того зверства, что ему приписывают, и даже не пытается отрицать свою вину.
А мэр... Мэр прикажет своему водителю подъехать к зданию суда, будет наблюдать из машины, как Эвиана ведут, и мрачнеть лицом. Ему вдруг станет невмоготу смотреть. Он дернет ручку, приоткроет дверь, чтобы вылезти из машины и замрет. Потом захлопнет её и прикажет водителю отвезти его домой. Эвиан и не надеялся, что будет иначе.

Эвиан давно перестал ждать от мэра снисхождений. Ему ведь уже не пять лет. Это в детстве он верещал как заведенный "Папа! Папа! Папа!" - лишь увидев из окна знакомый мужской силуэт. Няня в такие моменты отчего-то грустнела и вымученно улыбалась. Эвиан бросался к нему сразу, как только тот ступал на порог. Он заглядывал мужчине в глаза и не понимал, отчего они смотрят куда угодно, только не на него. Он приносил мужчине рисунки, пересказывал сказки, которые ему читала няня, готовил подарки на Рождество и Пасху. Мужчина лишь вздыхал на все попытки Эвиана заслужить его внимание. Он был холоден и немногословен. Редко-редко Эвиан ловил его взгляд и видел там презрение, сожаление и притаившуюся тень того самого доброго чувства, которого ему так не хватало. Но то была лишь тень.

Однажды во время очередного визита Эвиан принес мужчине свои художества:
- Папа, я тут нарисовал, как мы...
- Послушай, - мужчина присел перед Эвианом на корточки, медленно собираясь с мыслями, отстранил от себя протянутый листок с каракулями и разразился непривычно длинной речью, - не называй меня так. Да, моя жена - твоя мать. Она дала тебе жизнь, но...
Няня в ужасе прижала ладонь ко груди и вскрикнула:
- Не говорите ему, нет. Он же еще ребенок!
- Помолчи! Он уже взрослый, пора узнать правду, - бросил он ей. - Так вот, Эвиан, ты и впрямь очень похож на неё, на мою дорогую жену. Смотрю на тебя - и перед глазами встает она, как живая. Но ты не мой сын.
- Как же? А кто же тогда... - Эвиан сделал неуверенный шаг назад. Рисунок упал на пол.
- Семь лет назад в городе началось безобразие. Банды с самых низов, отбросы общества, отъявленные мерзавцы вдруг стали нападать на дома влиятельных людей. Полиция не справлялась. Я думал, нас они не тронут, но ошибся, - он помолчал, опустив взгляд в пол, потом вздохнул и продолжил. - Они ворвались в наш дом, перевернули всё вверх дном, схватили твою мать и... когда я вернулся, она была еле живая. Избитая, сломленная и беременная. Тобой.
Эвиан непонимающе пялился мужчине в лицо.
- Не дошло? - мужчина раздраженно поднялся и зашагал к двери. - Ты не мой сын, Эвиан! В тебе течет её кровь, смешанная с кровью нелюдя, который сотворил с ней это. Ты - единственное наследие, которое она оставила после себя. Поэтому я даю тебе всё, чтобы ты жил, ни в чем не нуждаясь. Но ты и причина её смерти, поэтому ты не должен ждать от меня большего.
Мужчина ушел, хлопнув дверью.
Начались ли кошмары тогда или они преследовали Эвиана с самого рождения? Он не помнил.
Эвиан налил себе еще молока и жадно выпил целый стакан. Прохладное, оно текло по языку и оставалось во рту нежным послевкусием. Няня в детстве поила его молоком, но и тогда он не ощущал такого глубокого вкуса. На самом деле он всегда чуял, что испорчен. Еще до того, как узнал об обстоятельствах, которые позволили ему появиться на свет. Что-то шло не так, как надо с самого начала. А после слов мэра недостающий кусок головоломки встал на место. Ну, конечно! Вот откуда все беды. В его маленькой и белой как у кролика голове начали всходить паршивые зерна. Он мучился от них, но продолжал их лелеять, взращивать и удобрять. Плохая ядовитая кровь. Плохие ядовитые мысли. Плохие ядовитые сны. И сплошная серость там, где у других мир пестрел цветными красками как ярморочная карусель.
Идея об избавлении возникла сама собой. Черной летучей мышью она впорхнула Эвиану в голову и осталась там высасывать его жизненные соки, пока он, наконец, не осуществил задуманное.
Со сколькими подозрительными личностями пришлось связаться - не перечесть. Скольких пришлось подкупить или напоить, чтобы те выбалтывали неудобные факты из прошлого. Никто не спешил откровенничать с мальчишкой странной недружелюбной наружности. В конце концов, он нашел то, что искал.
Маленький грубо сколоченный домик на окраине города. Заваленный гнилыми досками двор, ржавая калитка, болтающаяся на одной петле, кривая вытоптанная дорожка и входная дверь, с которой кусками облетала бордовая краска. Эвиан точно знал, что пришел по адресу - в дом своего отца.
Во внутреннем кармане лежал нож, в груди росла и крепла решимость, похожая на спелый плод, готовый вот-вот оторваться от веток под своей тяжестью. Много лет он поил этот плод жизненными соками и превратил его в сосредоточение всей мерзости, что водилась в душе. Теперь пришло время его сорвать.
Эвиан от волнения забылся, плохо запомнил, как вошел в этот дом и о чем подумал, увидев лицо настоящего отца. Он наплел, что-то про Красный Крест, и его впустили. Внутри пахло старыми газетами, плесенью и сырой рыбой. Навстречу Эвиану вышел дряхлый кудлатый пёс в рыжих подпалинах. Когти его вяло стучали по полу. Даже не залаял на чужака. Эвиан присел на единственный табурет в кухне, где настоящий отец тем временем беспечно разделывал карпа - вернулся к тому, на чем его прервали.
- Так чего надо? Подписи какие или что? - хмуро спросил он, выскребая из разрезанного брюха рыбьи потроха, источающие соленый запах тины, - Красный Крест, я слышал, людям помогает. Может вы и мне пособие какое выпишите, а? - в голосе послышалась нахальная улыбка.
Лицо его до того заросло щетиной, что казалось серым. Всклокоченные волосы торчали вокруг головы, проеденные плешью по центру. Замызганная рубашка висела мешком, худые ноги утонули в растянутых штанинах, а из-под штанов торчали глупые тапочки из овчины - такие же вихрастые как пёс, положивший Эвиану на колени слюнявую голову.
- У вас нет детей, сэр? - сам того не ожидая, спросил Эвиан. 
- Что? - он на секунду поднял на Эвиана тусклые глаза, - нет. Себя бы прокормить, да этого вот старичка - какие уж там дети, - вздохнул он и любовно скинул на пол рыбью голову. Пёс тут же вскочил, обнюхал блестящее от слизи угощение и принялся мусолить его под столом.
Эвиан потом долго приходил в себя. Созревший плод мести так и остался висеть никем не сорванный. Из маленького грубо сколоченного домика Эвиан выбежал пулей, смутив его блеклых обитателей. Мужчина с заросшим щетиной лицом потом еще долго чесал лысину. Отныне он считал всех на свете членов Красного Креста законченными идиотами.

После этого Эвиан не мог сомкнуть глаз, не провалившись в кошмар. Вся его сущность уже была готова исторгнуть заразу, лишить жизни нелюдя, породившего его и тем самым вырезать гнилое из самого себя. Но этот человек со своим глупым псом - совершенно не тот, кого Эвиан себе представлял. Вымещать на таком накопленное казалось абсурдом. Ни избавления, ни пользы, ни справедливости.
Нож так и остался лежать в кармане. Когда Эвиан, измученный бессонницей, выходил ночами из дома, он уже не надеялся убить ничего, кроме времени. Ядовитые мысли не давали покоя, но направлять их против кого-то, кроме себя он не имел права. Пустые тёмные улицы распахивали перед ним свои объятия. Он специально выбирал дороги, где поменьше фонарей, чтобы хоть ненадолго раствориться во мраке городских недр. Тогда-то в ночи он и услышал крик. Приглушенный голос женщины доносился со стороны старого склада. Эвиан шёл на этот зов без единой мысли в голове. Он просто чуял нутром, что на этот раз поступает правильно.
К складу удалось подобраться тихо: частые девичьи всхлипы заглушали шаги. В едва освещенном луной помещении среди пустых коробок грузная тень недвусмысленно нависла над тенью тонкой и лежащей навзничь. Эвиан победно улыбнулся, и с разбегу всадил нож в эту грузную пыхтящую тень. Незнакомец взревел от внезапной боли, попытался ударить в ответ. Но у Эвиана стало так свежо и ясно в голове, что он двигался проворнее, чем когда-либо. Он ударил ещё и ещё, и ещё. В грудь, в плечо, в живот. Полоснул по раскрытой ладони, которой незнакомец попытался прикрыться, по лицу и по бедру, когда тот упал. Столько силы было теперь в руках Эвиана! Он и думать забыл про женщину, которая совершенно онемев от ужаса, забилась в дальний угол склада. Он сорвал плод. Он убил нелюдя. Он свободен. Гнусная история его рождения не повторилась сегодня.
Уже потом он почуял, как пальцы стали липкими от высыхающей на них жижи, как ноют мышцы, а воздух пропитывается сладким запахом крови. К нему примешивался запах пота и дешевого пойла - и убитый, и женщина были пьяны. Но какое ему до этого дело? Эвиан теперь тоже был пьян. Его пьянило буйство запахов, вкусов и ощущений. Его подташнивало, но ему это нравилось.

Послышался вой сирен. Эвиан из окна своего второго этажа наблюдал, как полицейские выскакивают из машин. Та женщина будет молчать. Рассказывать о таком - слишком большой позор, слишком большая ответственность. Да он и не пытался уйти от наказания. Даже труп оставил лежать на месте. Вот и конец.
Эвиан намазал себе еще один тост земляничным джемом, но едва успел он откусить кусочек, как в дверях уже стоял полицейский.
- Вы арестованы!
Когда его вывели на улицу, тугой порыв ветра хлестнул по щекам, бросил в лицо охапку листьев. Эвиан улыбнулся. А конец ли? Пряный запах осени прогонял тревогу, быстро-быстро бегущие облака по небу как будто провожали его в путь. Сколько еще вкусов, которые можно попробовать? Сколько запахов можно вдохнуть? Сколько всего можно пережить? Нет, вовсе это не конец. Это начало.

0

346

***

Очевидно гарпии еда очень понравилась. Существо очень быстро справлялось с едой и даже издавало какой-то странный приятный звук, похожий на урчание. Слова замотанной очевидно успокоили Кассия, и он быстро запрыгал за ней вслед.
Дорога оказалась не из приятных. Повсюду лежали тела. Монстры, животные... Казалось, кто-то просто забавлялся тем, что убивает. В животе Ксандра забурлила приятная теплота. Бесцельные убийства - тяжкий грех. Теплота, впрочем, быстро сменилась отвращением: Ксандр не горел желанием касаться этих изуродованных тел, поэтому шагал, брезгливо стараясь найти свободные кусочки земли, чтобы не шагать по мягким отвратительным телам. Ещё и Кихад издавал какие-то совершенно жуткие звуки. Вишенкой на торте стало, когда этот жукоподобный пошёл прямо по трупам, ломая кости своими ногами. Кажется, крылатый даже немного позеленел от этого зрелища. В общем, держался Ксандр от Кихада как можно дальше.
Атмосферу немного разбавляло щебетание Ли. Ксандр старался переключиться с ужасающей картины вокруг на рассказ о совокотах. Однако внимание падшего всё время переключалось на хруст очередных костей под ногами Кихада.
В конце концов они дошли до реки, если её так можно было назвать. Ксандр остановился, ошалело вглядываясь в грязную слизь. Господь, как она воняла! Падший встал как вкопанный без особого желания двигаться дальше. Из этой слизи виднелись какие-то совершенно уродливые рыбо-монстры, а на том берегу уже виднелись трупы людей.
Ксандр немного расслабился, когда Ли начала активно бранить этих рыбо-монстров и некромантов, что их создали.
-Некроманты? Почему ты думаешь, что это их рук дело? – обратился он к Ли.
Призрак всё продолжал бормотать про министерство.
К речи замотанной Ксандр прислушался с особой тщательностью. Оказывается, она охотилась за каким-то злом. Падший подумал, что ему не особо интересно охотиться за злом. Однако теперь он хотя бы знал цель своей спутницы. Более того, он, наконец узнал, что её зовут Хо.
Когда Хо начала спрашивать всех, могут ли они перелететь, падший почти обиделся, что его не спросили, сможет он перелететь или нет. Однако мозг его включился своевременно быстро: он вспомнил, что Хо видела его крылья, и потому логично, что она знала: падший может полететь.
За спиной у лиандры распустились удивительные перламутровые крылья. Падший едва сдержался от того, чтобы их потрогать. Оправившись от изумления, Ксандр и сам, точно павлин, распушил свои большие чёрные крылья. Он тоже, словно невзначай, похлопал крыльями, хоть и было видно, что он всего лишь красуется перед своими спутниками.
Ксандр окинул всех взглядом и понял, что единственный из компании летать не умеет Кихад. Крылатый как-то немного испуганно взглянул на него:
«Ещё припрягут его переносить...Может Хо догадается перенести его своей магией?»
Вслух своё предположение Ксандр не высказал. Не стоит привлекать к себе внимание, когда пытаешься откосить от неприятной работёнки.
«И потом, не факт что я его перенесу. Сколько он весит, интересно?»

Ксандр Анхель

0

347

https://i.ibb.co/R33p9PC/Untitled-8.jpg

Автор - Ширан.

0

348

***

Вполне могло статься, что в мире Мистерии не было никаких богов. Быть может, Свет здесь был эфемерен, подобно сну, а Тьма разгуливала по улицам средь бела дня, не стыдясь своего греховного лика. Судьбы людей переплетались здесь подобно спутанной пряже (или же чересчур сложному орнаменту?), усилия правых, казалось, были обречены на провал, какими благими бы ни были их помыслы, и лишь случайной удачей редкие из защитников праведности еще ходили по земле, диковато озираясь и крепче сжимая свои щербатые клинки.
Шаой шагнул в портал с полупустой улицы самого странного из виденных им городов по пояс нагим - и с одной только смутной, отчаянной надеждой в сердце.
И его молитвы были наконец услышаны.
Вера его словно бы обрела форму, вместе со своим благословением вновь водружая на плечи тяжелый латный доспех - символ избранного им пути.
"Ноша Света тяжела, - звучали в памяти слова старой клятвы, - однако она - наша эгида против сил Тьмы."
Свечение портала схлынуло, погружая душное помещение в его прежний полумрак. Паладин сощурился, огляделся, непривычный к столь глубокой тени. Сквозь темноту проступили очертания длинного молота, наполняя кабинет бледно-лиловым рассветным сиянием.
Обыкновенно хищный разлет бровей медленно пополз вверх.
- Нира? Лаайэрос*, ты ли это?..
Хрипловатый баритон дрогнул. Ясные голубые глаза, казалось, воссияли ярче прежнего, и паладин, лязгая доспехом, опустился на одно колено перед рыжеволосой женщиной. Гулко ударился об пол кристаллический молот, разгоняя прочь от себя длинные тени.
- Воистину, Свет услышал мои молитвы, - прошептал паладин, опустив лицо и снова устремляя на милого друга лазурный, полный удивительно искреннего ликования взгляд. - Хвала небесам, ты жива!
Были ли в Мистерии боги? Свет? Привидевшийся паладину гном бы, вероятно, хрипло расхохотался таким вопросам. Да и нужны ли они были, чтобы рождать в сердцах смертных бессмертное стремление к высшему, чтобы пробуждать в них неугасимую волю к жизни, надежду - нет, веру в рассвет, что гонит их навстречу страху, мраку и смерти, что позволяет в редкие мгновения действительно стать чем-то действительно большим?
Могло ведь статься, что смертные сами - Свет, и реальность хохочет, потакая их упрямой воле.

Вот и паладин нынче стоял, не веря собственным глазам, преклонив колено не только перед Нирой, но и перед ликом неведомого ему Провидения. Перечеркнутое шрамом резкое лицо его впервые за долгие годы войны и скитаний по этому странному миру разгладилось, растеряло тугие морщинки и скопившиеся под высокими скулами тени.
Глубоко внутри шевельнулась тревога. Он обернулся, устремляя взор туда, где недавно приметил стоящую в проходе фигуру. Две долгие секунды Рене изучали проницательным, тяжелым взглядом, прежде чем настороженный штрих меж бровей истаял.
- Да хранит вас Свет, незабвенная, - паладин склоняет голову в приветствии, приложив ладонь к груди. - Прошу простить мне мою неучтивость. Мое имя - Шаой.

Шаой

0


Вы здесь » White PR » Ролевые игры — авторские миры » Мистерия#