09.08.2018 Чистка каталога. Подробности можно узнать в теме новостей. Напоминаем вам, что вы можете получить вайпы за нахождение на каталоге и обменять. их на разнообразные бонусы.
16.05.2018 Чистка форума. Подробности можно узнать в теме новостей. Напоминаем вам, что для исполнителей есть следующие темы, которые могут помочь вам продвинуть свои услуги: акции исполнителей и заявка в лучшие исполнители.
15.04.2018 Смена дизайна. Обо всех «неровностях» сообщайте в тему вопросов и жалоб!
Обновились условия набора на роль пиарщиков!

агония
[ заказать ]

Черный кот
[ заказать ]

хороший волшебник
[ заказать ]

White PR

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » White PR » Архив старых реклам » Новое поколение


Новое поколение

Сообщений 61 страница 67 из 67

1

1. Ссылка на форум:
http://descendants.9bb.ru

2. Логотип форума или скриншот форума:

http://sh.uploads.ru/d/B76EN.gif


3. Название ролевой:
Новое поколение

4. Администрация (ники амс):
Габриэль Раммштайнер.

5. Жанр и рейтинг форума:
Постапокалипсис, антиутопия; повседневность. 18+

6. Сюжет форума:
Одна платформа объединяет две игры.

Сотни лет после ядерной войны. Сотни лет мрака и ужаса, сотни лет кропотливой работы, сотни лет сотворения нового мира. Он чист и светел, он приятен на цвет, вкус и запах. Он не знает войны и вражды, не знает ненависти и злобы. Все равны на его ровных металлических улицах и под кислородными пушками на вершине огромного прозрачного купола. Все честны и счастливы. Все безвольны и одинаковы. В этом мире забыта любовь, нет места радости, нет места подлинникам. Все натуральное заменено искусственным, все печатаное - электронным. Этот мир заменил в себе искренность на церемонную вежливость, и даже не смотрит нынче в свое отражение во тьме канализационного люка, где за трубами и тоннелями лежит настоящая жизнь. Не видя света, но помня и чувствуя, смеясь и плача. Под сводами старых крепостей не сияют звезды, но даже горячий ветер из-за купола здесь ценнее воссозданной свежести наверху. Смогут ли те, кого презрительно называют отбросами, отстоять свое право на существование? Как долго продлится деспотия искусственного интеллекта? Решать тебе.

***

Если род достаточно крепок, и члены семейства, носящие одну фамилию, стремятся проносить ее даже через тысячелетия, она никогда не исчезнет. В глубину веков тянутся корни двух самых влиятельных семей Вероны, известных и в городе, и за его пределами: Монтекки и Капулетти. Равно как и их предки когда-то, именно эти две семьи стоят практически на самом верху пирамиды власти и подчиняются только лишь городничему: тогда - подесте делла Скала, а теперь - представителю семейства Скалигеров. По крайней мере, этот самый представитель вполне уверен в том, что выборы на пост мэра города пройдут в его пользу. Но каким бы строгим и честным ни являлся правитель, Монтекки и Капулетти всегда предпочитали диктовать городу свои порядки. Сейчас их фамилии так же носят две компании, конкурирующие между собой, и ненависть глав друг к другу так же остра, как и много веков назад. Они проводят свои жизни в соперничестве, стараясь поделить между собой весь город как в законном смысле этого слова, так и в противозаконном. Подпольная деятельность, конфискаты, торговля оружием и наркотиками, заказные убийства неугодных людей - ничем из этого не гнушаются главы огромных компаний. Ведь если уж и вести бизнес, то лучше всего сделать его... разносторонним. Так гораздо легче зацепиться покрепче на своем месте и гораздо удобнее откусывать головы соперникам. Добро пожаловать в Верону! Прекрасный город на берегу широкой Адидже - идеальное место для юности и романтизма. Но не стоит обманываться внешней красотой, пока на себе не проверишь, что скрывается у этого города внутри.

7. Статистика форума:
Всего тем: 273
Всего сообщений: 22395
Зарегистрированных пользователей: 45
Последним зарегистрировался: Вальтер Ривс [x]
Посетили за сутки (Пользователей: 29; Рекорд: 44, установлен 2016-11-13) Танатос Гривас, Нико Леони, Максимилиан Леманн [x], Люцифер Лоуренс, Исайа Франко Нери, Динк Хелльберг [x], Джульетта Стоун [x], Джошуа Грей, Даниэль Блэк, Гипнос Эксархидис, Гидеон Остхофф, Ганц Хелльберг, Вицезимо Альба, Витторио Каньотто, Вальтер Ривс [x], Вальтер Лильер [x], Валентин Скалигер, Валентайн Раммштайнер, Бредли Йондж, Артур Монтанари, Алессио Бьянки, Алессандро Скалигер, Game-master, Хронос Ксенакис, Энтони Брукс, Рекламный агент, Найджел Уайт, Габриэль Раммштайнер, Алджернон Оулдридж
8. Код вашего баннера (для попадания в таблицу):

Код:
<a href="http://descendants.9bb.ru/" target=_blank><img src="http://sf.uploads.ru/dYX8j.jpg"></a>

Отредактировано Hippie (23 апреля, 2017г. 08:48:58)

0

61

http://s8.uploads.ru/MWvXE.png

Новости нового Деймоса

Вторник, 02 июня, 3085 год

Прошло девять дней с момента запуска в продажу новой линии дроидов. Второй день лета приносит одним мирное времяпрепровождение на грани скуки, другим ошибки и взрывы на грани сумасшествия.

Так Бредли Йондж, не подозревая, что в действительности целился в своего друга, по заказу подстрелил Габриэля Раммштайнера, в тот момент находящегося в облике Эрве Делора. Связи с теми, кто мог бы помочь, не было, и единственный находящийся поблизости Вольт вызвал скорую. Надо ли говорить, что система в таких условиях быстро вычислила в многоликом результат своих экспериментов?

В то же самое время двух других Раммштайнеров, находящихся в неведении, занимала иная проблема – у кого-то обед по расписанию, а у кого-то гормональный взрыв. И если Тициан отделался вполне приятным более близким знакомством с Джошуа Греем, то Валентайн временно оказался во власти Люцифера Лоуренса и едва ли от их такой встречи могло остаться хоть что-то положительное.

Джульетта в свою очередь занимала досуг милыми разговорами с Катариной ни о чем и обо всем, и лишь невольно стала свидетельницей начала этого странного общения меж Валентайном (Неилом Оуэном) и клириком, который был ее вечным соперником.

В нижнем городе Ганц и Джефри решили мирно-спокойно провести утро. Судьба, впрочем, не была настроена дать им обсудить душевные проблемы разного рода – как только разговор коснулся больной темы, объявились некие лица, узнавшие Строуба и опознавшие Ганца как его брата-близнеца. Миром дело решить не удалось, держатели бара драчунов выгнали и уже на пути на, так сказать, «лобное место», двум друзьям удалось удрать. Ноги привели их в больницу, где Джефри сначала подлечил подбитый глаз, а затем все трое – Строуб и Хелльберги – говорили о разном, пока не пришел на операцию Фрэнсис Скотт.

Что же касается власть имущих, у Даниэля Блэка состоялась встреча с Вальтером Лильером, представляющим компанию «Некст дроид». Договор о выпуске новой линии продукции был подписан. Помимо прочего, эти двое умудрились здорово потрепать друг другу нервы.

Вторник, 16 июня, 3085 год

Прошло две недели, пропал Эрве Делор и произошел очередной взрыв. В последнем винят нижний город, хотя в действительности за ним стоят члены подполья.

Подполье обратило внимание на новых поставщиков нелегального товара: по результатам встречи с Фрэнсис Саммерс (Паолой Немеш) Динк Хелльберг обязался сотрудничать с оным пластом общества напрямую.

Валентайн, тревожась за брата, попытался что-нибудь разузнать у его заместителя, Вальтера, однако Лильер вместо выдачи хоть сколько-нибудь полезной информации только «глазами похлопал».

Джефри и Ганц тем временем пошли в казино, где за излишнюю удачу их упекли в подвал подозрительные личности – в общем, они снова умудрились нажить неприятности. В темноте, вдвоем… Было сказано многое о взаимоотношениях Строуба и обоих Хелльбергов, но не успело получить масштабного продолжения, так как начался пожар, Ганц вспомнил, что вообще-то умеет телепортироваться, они выломали дверь и сбежали.

Пиррос с Риасом встали с караваном на стоянку, устроили шуточный бой с помощью своих стихий, поговорили. Позже Пиррос уснул, Риас остался дежурить. Гипнос и Танатос, путешествующие вместе с ними же, попили кофе, и тоже отправились в дежурство, где Танатос мирно уснул в объятиях Эксархидиса.

Дейва и Вицезимо выдернули из центра цепные псы по подозрению в побеге в подземный город. Их допрашивали Лоуренс и Стоун. Хонор дико испугался, все выложил и его увели. Люцифер прибегнул к шантажу, чтобы добиться от Альбы внятного ответа, попытался обвинить также Эрве Делора. Вицезимо отвел подозрения от своего знакомца и свалил все на Марка Сюара, как на отдельную личность. Люцифер решил поймать его на типичную удочку, отдал подправленный обманный маячок и отпустил.

0

62

http://s8.uploads.ru/MWvXE.png

Новости нового Деймоса

Пятница, 19 июня 3085

Два дня назад на экранах снова появилось лицо Эрве Делора, который успокоил всех клиентов корпорации, что возвращается к работе после перерыва из-за болезни. Система уже поработала над беглым многоликим: поставив того на ноги, вживила обратно чип и взяла под свой полный контроль, заодно сделав ему модификацию ушей для своего удобства, чтобы слышать все то же, что и слышит он.
Продвижения в деле о подрыве в западном округе так и не было никакого. Все те, кого могли допросить, оказались допрошены, но их информация не дала ровным счетом ничего. Система оказалась в некотором тупике из-за невозможности наказать преступников. Поэтому усилена охрана всех выходов в старый Деймос, а так же усилено воздействие чипов. Это могут почувствовать даже супериоры - некоторая эмоциональная притупленность сказывается на работе.
Впрочем, отсутствие результата в деле о подрыве западного округа вынуждает еще активнее искать преступников, которые благополучно отдыхали в старом городе для того, чтобы после снова нанести удар по системе, желая устроить жителям небольшую встряску, которая наверняка подтолкнет некоторых на скользкий путь обмана.

После неудачного допроса Люцифер все три дня пребывал в крайне скверном настроении. Чтобы как-то вымещать злость, он почти все время проводил в тренировочном зале, пока охраной супериора занимался кто-то другой. Тем временем сам Уайт решил нанести неожиданный визит Лоуренсу, так сказать, пообщаться. Однако клирик поставил условие: расскажет все, только если Найджел одержит победу в спарринге. Вот только клирик не догадывался, что затея эта выйдет боком для него самого: если бой Найджел и проиграл, то одержал победу в другом, причем сделал это в весьма унизительной для клирика форме.

С возвращением в компанию Эрве Делора у Вальтера начались проблемы. Уже после первого дня в штаб «Арахны» передали информацию о том, что в компании есть обитатель, и обитатель этот - никто иной как Вальтер Лильер. Чтобы выяснить наверняка является ли заместитель главы компании дроидов нарушителем, в «Некст дроид» под видом нового сотрудника засылают Энтони Брукса. Задачей было незаметно проследить за возможным нарушителем, однако, обитатель замечает слежку, и Первый, выбравший не самую удачную внешность и тип поведения, оказывается повержен.

Вернувшись домой, Динк застает там Джефри, который как раз наводил порядок. В кои-то веки они проводят, можно сказать, семейный вечер. Хель просит сделать ему укол морфия, при этом Строуб составляет ему компанию, и у них появляется возможность побыть вместе, поговорить обо всем и ни о чем. Джефри мог бы воспользоваться этой возможностью, чтобы вывести Динка на откровенный разговор, но, увы, ничего не вышло.

Джульетта Стоун получает информацию о подозрительных передвижениях групп людей на окраине города. Чтобы выяснить, не нарушители ли это, химера с сопровождающим ее цепным псом отправляется в трущобы встретиться со свидетелем этих перемещений. Однако предчувствие, мучившее ее по дороге, не подвело, и это действительно оказалась ловушка. В ходе перестрелки цепной пес был убит, а химера попала в плен к членам подполья.

Вторник, 30 июня 3085

После очередных подрывов на окраине нового Деймоса, примыкающей к зоне отчуждения, система не усилила контроль, как ожидали некоторые, а, наоборот, вернула влияние чипов на обычный уровень, словно ничего и не произошло. Такое обстоятельство любого приведет в замешательство, но НИИН, относящиеся не к военным и правящему классу, не задаются неположенными вопросами.
Часть западного округа закрыта на реставрацию: фасады зданий достаточно быстро приводят в порядок, восстанавливая поврежденное, готовясь к одному из немногих праздников в новом Деймосе, из-за которого гражданам дается выходной - день старта проекта.

В компании «Некст дроид» продолжается работа: мистер Делор вернулся к своим обязанностям и в достаточно короткий срок подписал несколько договоров на запуск видоизмененных дроидов, которые бы были отправлены в центр для обеспечения обслуживания системы. Так же в корпорации объявлено о новом проекте, который вышел на первый план и стал приоритетным: создание тела системы. Трех высокотехнологичных андроида, с которыми бы система могла иметь связь, воплощая себя в человекоподобную оболочку.

А вот в старом Деймосе неспокойно: в последнее время «Калигула» стали вести себя несколько вызывающе, бессовестно уничтожая другие неугодные группировки наемников. Их цели остаются неясными, ибо более сильные они не трогают: то ли просто развлекаются, то ли расчищают город для себя. Но в результате этих столкновений жертвы множатся. Говорят, что именно за младшими членами «Калигулы» так же стоит последний подрыв на окраине нового Деймоса, но это только неподтвержденные слухи. Правда, похищенная девушка действительно оказалась у подполья в плену.

Рафаэль Камю, как он объясняет, по рекомендации маркиза де Анархия приводит к Игуане пациента. Говорит, что это девица из нового Деймоса, захваченная в плен, но пострадавшая во время транспортировки. А потому нужно привести ее в порядок. Вот только девица эта - никто иная как Джульетта Стоун, и цель безликого дезориентировать ее, чтобы подорвать в ее глазах авторитет системы. Но химера не только не хочет с ним говорить, но под конец операции и вовсе теряет сознание.

Слежка за Лильером не только не прекратилась, но с каждым днем становилась все более навязчивой. А это уже начинало грозить серьезными неприятностями, потому что приходилось совершать чудеса осторожности и изворотливости, чтобы не только не выдать себя, но и усыпить бдительность системы. Вальтер понимает, что нужно в срочном порядке делать что-то с Делором, который неизвестно сколько информации уже слил системе. На эту тему он решает переговорить с Джошуа, чтобы совместными усилиями решить, что делать и как вырвать многоликого из лап системы, пока ситуация не стала совсем критической, но ни к чему толковому это не привело.

В преддверии праздника Даниэль Блэк был с головой завален множеством дел: подписанием бумаг и огромным количеством разных встреч. Среди этих встреч неожиданно обнаруживается заявка мистера Делора с новым секретным проектом. Но для супериора, не видевшегося с многоликим достаточно долгое время, становится не самым приятным открытием, что тот оказался чипирован системой и теперь действует только в ее интересах. Делор ведет себя как послушная кукла, бездушно отвечает на вопросы, не особо реагирует на что-то, хотя обычно и мелочи вызывали бурную реакцию. Обсудив все дела, многоликий покидает офис Блэка, оставив того в размышлениях о том, что же теперь делать.

Бредли все еще переживал из-за того, что устроили представители «Калигулы» с Максом Кушем. А тут, удачно или нет, но как раз маркиз де Анархия и Ира оказались в том же баре, где Йондж решил провести время. Заметив скорпиона, они решают немного развлечься и подзывают за свой столик. Стойко выдерживать все те гадости, что говорят наемники, получается ровно до того момента, пока тема не коснулась Марка – доброго друга Бредли, о котором чужие наемники знали только вскользь, но все равно решили по нему пройтись. Драка, на которую Гидеон вынудил скорпиона, состоялась на улице, где маркиз приказал Готье вступить с противником в бой до первой крови. Ира смог одержать победу, но в ходе схватки Бредли успевает серьезно задеть его, ударив по боку над искусственной почкой. В качестве утешительного приза Гидеон заставил Йонджа показать ему свое лицо, но не увидев под маской никакого уродства, Остхофф оказался разочарован и заинтригован.

После прошлого провала с Лильером, Первому дали шанс исправиться. На этот раз его отправили втереться в доверие к Вицезимо Альбе и выяснить о его связи с подпольем. Сначала все шло хорошо, и выбранная внешность оказалась более удачной. Но Энтони, в какой-то момент задумавшись, называет Альбу его полным именем, которого альбинос никогда не называл прилюдно и уж тем более не представлялся этим именем новому знакомцу. Это вызвало у Вика, который и так в последнее время был на нервах, подозрения, и он поспешил ретироваться, решив все-таки бежать в нижний город. Проследив за альбиносом до самого люка, многоликий вынужден был отступить и отчитаться системе, что еще одно задание провалено.

На Марсе тем временем Гипнос и Танатос все больше времени проводят вместе, иной раз просто за разговорами. Гривас, лишенный возможности общаться с господином, переключает свое внимание на полукровку, а тот, в свою очередь, стремится стать ближе к тому, кто заинтересовал его. Когда день выдался слишком жарким, чтобы двигаться дальше, караван делает остановку и разбивает палатки. Так Танатос оказывается в палатке Эксархидиса, где они неожиданно поддаются страсти, даря друг другу поцелуи и прикосновения, но не заходя дальше.

Среда, 01 июля 3085

Наутро после стычки с Бредли Йонджем Готье проснулся со страшной болью в боку. В компании с Энви Остхофф отправил Армеля к Динку Хелльбергу на срочный осмотр. Выяснилось, что поврежден искусственный орган, и требуется срочная операция. После ее проведения Хель сам провожает Эрика и Иру до штаба, где Гидеон предлагает ему присоединиться к группировке. Точного ответа маркиз не получает, но решает взять дока на заметку.

В тот же день отвечать за свои слова и действия приходится и Энтони, так неудачно упустившему вторую цель подряд. Если до этого его «воспитанием» занимались непосредственно в штабе, то теперь отправили в кабинет к Люциферу Лоуренсу, крайне недовольному тем, что, считай, вся проделанная работа летит к чертям. Плюс ко всему, клирик был разочарован в многоликом, работа которого до сего времени его более чем устраивала. И без того взвинченный своими потаенными страхами, Первый не выдерживает и теряет сознание прямо в кабинете клирика.

Воскресенье, 05 июля 3085

Поняв, что Эрве Делор оказался подчинен системе, Даниель Блэк решает отправиться в нижний город и найти там людей, которые помогут ему вытащить многоликого. В баре он встречает Эрика, который мог свести супериора как раз с нужными людьми. Обсудив это дело, они направляются в штаб «Калигулы», чтобы уже там переговорить с маркизом обо всех деталях и условиях сделки.

Тем временем сам Делор отправляется в штаб многоликих, чтобы переговорить с Первым. Задача двух многоликих – действовать сообща, чтобы не допустить появления в компании шпионов, подобных Вальтеру Лильеру. Для этого Энтони будет вновь внедрен в компанию и должен будет выявить, нет ли там еще лиц, строящих козни системе. И на этот раз должен вести себя более аккуратно и не допустить провалов, которые преследуют его в последнее время слишком часто.

То, что происходит с Габриэлем, не может не волновать его братьев и членов Эринии. Варианты, как вытащить многоликого, были у каждого, но чтобы прийти к какому-то действенному решению, а еще лучше - начать действовать, нужно как-то обсудить все это. Для этого Валентайн отправляется к тому, кто должен быть лучше осведомлен в этих делах и владеть большей информацией – Джошуа Грею, хотя и знаком с ним только через Тициана. Но тот не видит выхода из сложившейся ситуации и отправляет многоликого самого с этим всем справляться.

Понедельник, 13 июля 3085

Чем ближе дата праздника, тем сильнее становится напряжение в городе: северный округ усилил охрану, западный проводит учения, южный подготавливает программу развлечений, а от восточного округа система ожидает самого главного подарка. Работа чипов остается на прежнем уровне, разве что усилили влияние на стражей порядка.

Кампания по освобождению Габриэля Раммштайнера из-под власти системы подходит к своей кульминации. По договоренности Эрве Делор отправляется на встречу с Даниэлем Блэком, надеясь, наконец, получить его согласие на старт проекта «Лица системы», потому как сроки уже поджимают, а передача задания другой организации может привести к слиянию компаний, а значит и к потере власти. Многоликий так озабочен успехом предприятия, что не замечает незнакомых людей в форме ремонтной бригады, а так же не пытается прочитать чьи-то мысли. Откуда ему знать, что под такой личиной скрывается сам маркиз де Анархия со своей командой? В которой, правда, временно выбывшего из строя Готье заменяет Бредли Йондж. Дождавшись сигнала, «Калигула» устраивают взрыв, а дальше уже переходят непосредственно к захвату заложников, главным из которых как раз и является Эрве Делор. Операция проходит без проблем, и в скором времени бессознательное тело многоликого доставляют в штаб группировки, где уже дожидается Динк Хелльберг. Процедура по извлечению чипа у того, кто страдает несвертываемостью крови - дело весьма опасное, но все проходит вполне успешно. После этого маркиз приглашает Бредли в бар, чтобы отблагодарить за помощь, и там навязывает ему своего лучшего оружейника, что вызывает у Йонджа неприязнь и недоумение.

В тот же день другому многоликому приходит внеочередное задание от системы. Первый должен поймать и обезвредить цепного пса, видите ли, воспротивившегося тому, что его ребенка забрали у матери. Энтони направляется следом за ним. Цель замечает слежку и открывает огонь, не особо заботясь о том, что они находятся на людной улице. Даже несмотря на ранения многоликий продолжает преследовать пса, но при попытке задержать получает еще одно куда более серьезное и падает прямо на улице. Псу удается бежать.

На Марсе Пиррос, которому не особо нравится то, что его раб слишком много времени проводит с Гипносом, решает позвать Танатоса с собой на охоту, и, оседлав игнисов, вскоре они отправляются в путь. После удачной охоты они собираются обратно, но жаркое дневное солнце порождает миражи, сбивающие марсиан с пути. Приходится искать укрытие и коротать время за беседой. Где еще, как не вдали от лагеря, будет возможность поговорить по душам? Гривас все еще расстроен и думает, что уже не нужен своему хозяину, а Данас пытается его в этом переубедить. Вечером они возвращаются в лагерь. Пиррос видит, как его раб танцует у костра, видит Гипноса рядом, и это его задевает. Он увлекает Танатоса в танец, а после они уходят прочь, чтобы провести ночь вместе. И в этот вечер они, наконец, осознают свою привязанность и чувства, хотя так и не открываются друг другу.

Отредактировано Hippie (9 апреля, 2017г. 09:30:11)

0

63

http://s8.uploads.ru/MWvXE.png

Новости нового Деймоса

Четверг, 16 июля 3085

Похищение супериора восточного округа наделало много шума: система подняла всех своих лучших бойцов после того, как цепные псы провалились и не смогли ничего сделать, чтобы помешать преступникам. Офис Даниэля Блэка оцеплен, люди в форме пытаются восстановить записи видеокамер и найти хотя бы какие-то зацепки, чтобы вычислить преступников. Ясно одно: это нарушители из нижнего Деймоса, незаконно ворвавшиеся в новый город. Как? Это тоже требовало расследования.

Среди погибших в той перестрелке оказалась и Хакуора Айсмэн, убитая одним из снайперов. Впрочем, ее смерть мало кого взволновала, в конце концов, ценность цепных псов весьма преувеличена. Вскоре об этой системной единице не останется никаких воспоминаний: тело сожгут, а личные данные будут удалены. Увы, но брату и сестре уже никогда не встретиться.

Джульетта Стоун, которую разыскивали уже более двух недель, до сих пор не объявлялась. Работа ее штаба оказалась под угрозой, в конце концов, без начальства они не имели права принимать заказы, а новое до сих пор не назначили. К сожалению, до них еще не дошло известие, что химера более не вернется: буквально день назад ее пристрелили при попытке бегства. Ее тело сброшено на окраине подземного города, где мисс Стоун наверняка попируют хищные звери.

Система оказалась вынуждена повысить уровень безопасности. На улицах города вновь появились патрули, а проходы в старый Деймос теперь под особым контролем.

Отряд «Альфа» снова привлечен к работе: вместе с супериором восточного округа был похищен и президент корпорации «Некст дроид», который в последнее время трудился над самым важным заказом самой системы. Возможно, что его пропаже и не придали бы особого значения, если бы не это обстоятельство, которое вполне может привести к срыву планов.
Пока капитан с другими членами отряда обследовали офис супериора, сам Лоуренс отправился в «Некст дроид», чтобы переговорить с сотрудниками и, возможно, узнать у них о врагах мистера Делора. По крайней мере, именно под таким предлогом клирик прибыл в корпорацию. Немного разговоров с секретарем Эрве, а после Люцифер отправился в чужой кабинет (исключительно ради расследования). Уже через несколько минут он пригласил к себе психолога корпорации, обозначив особую важность переговоров с ним.
Не имея другого выхода, Валентайн Раммштайнер в обличии Нейла Оуэна является по первому зову, на ходу заталкивая все личные неприязни и самую суть свою как можно глубже, чтобы не вызвать у Лоуренса подозрений. В конце концов, расследуется похищение Джея, и, как ни прискорбно это осознавать, но если у кого-то и есть шанс найти его, так это у клирика.
Оказывая расследованию содействие в силу своих скромных возможностей, многоликий рассказывает Люциферу все, что может знать штатный психолог, да и он сам – Валентайн, как ни досадно. Подтверждает и опровергает догадки клирика, выдвигает свои предположения, сопровождает Люцифера в кабинет заместителя президента, таинственное исчезновение которого, совпавшее с похищением Делора и Блэка, вызывает подозрения. К несчастью, ничего толкового и принципиально нового узнать из осмотра кабинетов и разговоров со штатным психологом не удается, пусть даже Лоуренс и применяет к Нейлу некоторое психологическое давление. Возможно, используй он более радикальные методы, что-нибудь бы и удалось вытрясти из рядового сотрудника, но Люцифер все-таки уходит ни с чем. Валентайн же по-прежнему остается в напряженном ожидании и неведении. Благо, что хоть его – Нейла – клирик ни в чем не заподозрил. Вроде бы… Но Лоуренс все же заметил некоторые нестыковки в поведении Оуэна: слишком уж спокойно тот на все реагировал, ни разу и бровью не повел, а ведь другой мог бы и штаны обмочить от одного только присутствия клирика, да еще и от такого близкого контакта с ним. Перед тем, как покинуть корпорацию, Люцифер поручает секретарю Делора передать Нейлу записку, в которой приглашает его к себе домой, дабы поговорить в более приватной обстановке и без лишних свидетелей.

Джошуа, разбитый многочисленными неприятностями, градом обрушивающимися и на его голову, и на головы всех вокруг, в один прекрасный момент не нашел ничего лучше, чем просто встать и уйти. Без какой либо цели, просто желая хоть на какое-то время спрятаться подальше от мест и людей, которые ему приходится лицезреть каждый день. Что-то вроде безобидной прогулки в попытке упорядочить мысли. Только эта прогулка завела его так глубоко в дебри подземного города, что, когда Грей очнулся от размышлений, то уже и не знал, как ему выбраться на знакомую улицу. Благо, место было не совсем безлюдным, и Джошуа решил спросить дорогу буквально у первого встречного, коим оказался довольно странный на вид Вицезимо Альба. Кто же знал, что к тому моменту несколько совершенно неприятных личностей со скверными намерениями уже следили за человеком с необычной внешностью?
Ни Вик, ни Джошуа даже не успели понять, что же на них обрушилось. Злоумышленники, выследившие Альбу, разделились, окружили незадачливых парней и быстро оглушили обоих, после чего оттащили на огороженную территорию пустующих складов. Сторож – свой человек, не задающий лишних вопросов, так что надежно запереть и оставить на какое-то время связанных ребят не составило труда.
Придя в сознание, Грей нашел в себе силы поинтересоваться у товарища по несчастью, что же случилось, почему, за что на них напали, и знает ли он, кто это был? А главное: чего им теперь ожидать? Придет ли кто-нибудь им на выручку? Альбу хватятся скорпионы, но учитывая любовь Вика к одиноким прогулкам с целью изучить город, будет это еще очень и очень нескоро. Попытки избавиться от пут не увенчались успехом, да и вскоре вернулись похитители. Ничего не спрашивали, не предъявляли претензий, а просто избили и изнасиловали. Сперва Джошуа, и Альбе оставалось лишь наблюдать за бесчинством, поскольку сделать он ничего не мог… или мог? Собравшись с силами, он пустил в ход свой оглушающий в прямом смысле слова голос, но и сил было мало, и людей было много, и в итоге над ним надругались точно так же, как и над Греем, а потом… Потом похитители просто ушли, так же не говоря ни слова и не оставляя пленникам шанса на спасение. Что их ждет дальше? Новые мучения? Смерть от обезвоживания? Продажа на органы? Нужно попытаться выбраться, они обязаны бороться за свою жизнь самостоятельно, а не надеяться на случай. Но сил на это не было, как не было и другого выхода, кроме как ждать. Джошуа теперь был подавлен еще больше, чем до того, как решил прогуляться и развеяться. Все в его жизни шло кувырком, «Эриния» без Делора была парализована, Тициан его ненавидит, Вальтер… грустно все это, до боли обидно, а еще страшно, что его, в отличие от Альбы, никто не станет искать даже через сутки и тем более здесь.

Незадолго до того, как отправиться в корпорацию, Люцифер Лоуренс забрал свою «собаку» из лаборатории, где ее в очередной раз привели в порядок. Пока сам он будет занят расследованием, Максимилиан должен отправиться в нижний город по следу похитителей и не возвращаться, пока что-нибудь не разнюхает. На все про все у него будет неделя.
Шел третий день поисков, ищейке даже удалось выйти на тех самых наемников, которые оказались причастны к похищению, но Леманн был неосмотрителен и попался в цепкие лапы Патрика Картера. Сбежать не удалось, ограничители-браслеты не позволили обороняться.
Гула притащил шпиона в штаб, связал и вместе с Гидеоном принялся допрашивать. Били, резали, угрожали, но Леманн ничего не сказал, несмотря на все попытки выбить у него правду. Боли не чувствовал, вопросов не понимал, как не понимал и того, что его могут убить. Больше всего на свете Сима хотел вернуться обратно к хозяину, рассказать, что увидел, и, может быть, заслужить его похвалу.
Раз добиться толковых ответов не вышло, то не было и никакого смысла оставлять шпиона в живых – он слишком много видел. Зная о том, что у Патрика вскоре должен начаться гон, Остхофф отдал шпиона в его когтистые лапы. К чести Гулы нужно отметить, что перед тем, как окончательно потерять над собой контроль, он все-таки выудил из пленника немного полезной информации, сменив тактику ведения допроса. Теперь наемники в лице Картера точно знали, что за ними следят, а где один шпион, там и другой, и если собака здесь, то хозяин ее неподалеку. Правда, оперативно сообщить об этом Гидеону или кому-то другому из группировки не вышло: из-за сильного запаха крови от многочисленных повреждений на теле пленника, звериная натура Патрика окончательно подавила в нем человеческое начало, и обитатель начал с Леманном брачные игры. Гула не знал, что от побега его «самку» удерживают только браслеты-ограничители, и в итоге неосторожно повредил один из них.

Динку Хелльбергу, денно и нощно дежурившему в штабе «Калигулы», стоило бы задуматься о том, насколько это нормально – не спать около трех суток. Но Хель Игуана нарочно гнал от себя все мысли, стараясь сосредоточиться только на работе. Витамины, выброс адреналина в кровь, в голове иной раз появлялся самый настоящий вакуум. И он практически не понимал, что и зачем делает, просто выполняя поставленные ранее задачи. Хелльберг не чувствовал себя живым. Просто оболочка, которой нужно двигаться и что-то делать ради блага других, совершенно посторонних ему людей.
Все эти дни Динк находился на территории «Калигулы», следя за двумя пациентами: Армелем Готье, все еще находящемся на постельном режиме после операции по наладке искусственной почки, и похищенным Эрве Делором, страдающим гемофилией и потому нуждающимся в постоянном контроле после извлечения чипа. Никого не заботило, что самому Доку, как Хелльберга называли наемники, тоже требовалась помощь. В какой-то момент Динк все-таки решился отправиться домой, чтобы взять некоторые вещи, включая морфий, уже заканчивающийся у него. И все бы ничего, он бы просто ушел, но усталость взяла свое: Динк заснул недалеко от порога, присев расшнуровать обувь. Именно в таком виде его и нашел Джефри Строуб, вернувшийся с работы немного раньше.
Целый месяц старший Хелльберг избегал встречи с ним и Ганцем, не подходил к телефону в больнице, домой заявлялся тайком, когда никого не было. Последним известием от него было то, что Динк напрямую связался с подпольем, и Строуб, естественно, сильно беспокоился за него. Найдя же Хелльберга буквально на пороге дома в бессознательном состоянии, еще больше перепугался. Имея дело с наркоманами, Джеф и сам иногда баловался «витаминами», так что сразу понял, что к чему, и принялся действовать. В себя Игуана пришел только после холодного душа и небольшой дозы морфия. Строуб не смог сдержать эмоции, поскольку в последнее время на него слишком много всего навалилось, и раз уж основной причиной его тревог был Динк, то на голову Хелльберга все это и вылилось. Джеф был зол и расстроен, что его друг совсем не жалеет себя, бежит от проблем в работу и наркотическое забытье, фактически ушел из дома и при этом не хочет объяснять, что с ним происходит. Динк плохо соображает, галлюцинирует, видя рядом их общего друга – давно и трагически погибшего Ноя Блейка. Все же пытается как-то оправдаться, но Строуб ему не верит. В запале этой фактически ссоры, желая воззвать если не к рассудку, то к эмоциям Хелльберга, Джефри признается в своих теплых чувствах к нему. Динк же, уверенный в сердечной привязанности Строуба к своему близнецу, всячески убеждает себя не воспринимать его слова всерьез. Ведь именно это было настоящей причиной его душевного расстройства и побега: Хель считал себя третьим лишним, ненавидел брата за то, что Джеф предпочел его, ненавидел себя за эту ревность. Однако после сказанного Строубом Динк не может противостоять искушению, которого так долго избегал. Они занимаются любовью, и Хелльберг, измотанный в край, засыпает под боком у Джефа, все-таки оставшись дома на этот раз.

Когда Армелю прописали постельный режим, он думал, что сойдет с ума от скуки. Будет целым днями валяться в кровати и есть противную пресную кашу, пока остальные берут какие-то заказы, веселятся с риском для жизни, а потом шумно отмечают это в барах. Конечно, люди в «Калигуле» не настолько уж черствые, чтобы совсем забыть о нем, и иногда кто-нибудь, да навещает больного. В этот раз компанию ему решил составить Эрик Кауфман, и все бы ничего, но кроме своего общества он принес собой еще и пищу для ума, рассказав, что Патрик поймал некоего шпиона, следившего за штабом.
Вскоре к ним присоединился Гидеон, отправивший Гулу развлекаться с пленником и пустивший Лорелею разнюхать, нет ли еще кого поблизости. Теперь сам маркиз мог ответить на все интересующие Армеля вопросы, а Эрика отправил сделать ему кофе. Хотя прежде, чем рассказывать подробности поимки шпиона, он все-таки поинтересовался состоянием Готье, а еще сделал ему замечание по поводу стен, которые тот испортил, от скуки метая ножи. Произошла небольшая ссора. Пребывая в отвратном настроении, несмотря на вроде как улучшающееся состояние, Армель жаловался, что и на больничном мог бы пригодиться ребятам в деле, а о нем все забыли. Что ему осточертело валяться тут взаперти, что ему нечем заняться. Гидеон хоть и сделал небольшую скидку на состояние Готье, постарался разжевать, как в действительности обстоят дела и на что может рассчитывать выбывшая из строя боевая единица, но все-таки приструнил подчиненного, и тот замолк. Потом еще немного расспросил о новом деле, правда ли, что один из «пленников», находящихся в штабе, многоликий, и прочее. Остхофф нехотя пояснил, как обстоят дела. Даже поделился некоторыми соображениями относительно того, как они смогут использовать сложившуюся ситуацию себе на пользу, что нужно оставить супериора, обратившегося за услугами к наемникам, в неоплатном долгу. Но вскоре болтовня ему наскучила. В конце концов, он только недавно встал с постели! Пора идти, дела не ждут, и по доброте душевной занеся в комнату Готье пару книг, чтобы тот не подох от скуки, Гидеон отправился дальше.

Меж тем, пока в штабе все еще раздавались жуткие звуки спаривания человека-мантикоры, а маркиз отчитывал Армеля за испорченные обои, в небольшой комнатке на первом этаже многоликий пришел в себя. Все это время, начиная с операции по извлечению чипа, его нарочно держали в бессознательном состоянии под капельницей, не зная толком, чего ожидать. Блэк, денно и нощно дежуривший у постели Джея, был рядом, когда тот открыл глаза. Раммштайнер был слаб, растерян и зол, в большей степени из-за того, что его держали привязанным к постели, но сил на то, чтобы расспросить супериора о случившемся, ему хватило. Даниэль не утаивал ничего, объяснил, почему поступил так, как поступил, зачем Тринадцатого похитили, извлекли чип и держали теперь под надзором. Рассказ Блэка пролил свет на белые пятна в воспоминаниях Раммштайнера о самом себе, о своей жизни после побега из лаборатории и до того, как он снова попал в руки ученых. Ярость и негодование могли бы смениться заинтересованностью и принятием, но с одной стороны Джей все еще был слаб, чтобы переварить такое количество информации, а с другой стороны именно с его пробуждением совпал ежемесячный гормональный всплеск, который переживают все многоликие. Небольшой изъян в устройстве самого совершенного оружия системы. Животные инстинкты взяли верх над человеческим рассудком, и чтобы снять сексуальное напряжение, Джею пришлось попросить Блэка оказать ему своеобразную услугу, раз уж отвязать его от постели тот боится. Вскоре после этого утомленный многоликий под воздействием легкой дозы успокоительного уснул, а супериору оставалось только ждать прихода Динка Хелльберга, покинувшего штаб совсем не вовремя.

На Марсе в это время большой торговый караван прибыл в колонию землян. Пусть не все горели желанием иметь дело с инопланетянами, как, например, Риас Данас, но лучшего места, чтобы восстановить силы и пополнить запасы, было не найти в трех днях пути, а все очень утомились в дороге.
Сразу после прибытия каравана в колонию, Танатос Гривас отправляется на рыночную площадь, привлеченный шумом торгов. На помост выгнали нескольких рабов – тех самых, которых пленили охотники за головами. В их числе был и Хронос Ксенакис. Он вступает с Танатосом в телепатический контакт и просит выкупить его. Гриваса поражает сила духа и невозмутимость, с которой жрец держится на помосте. Вспоминая то, как сам несколько лет назад был на его месте, Танатос решает, что это судьба и проведение духов, и обращается за помощью к Пирросу. Немой так же поражен выдержкой пленника. Отчасти чтобы угодить своему юному другу, отчасти потому, что считает спасение жреца правым делом, он выкупает Хроноса и даже отвергает щедрое предложение Танатоса вернуть ему уплаченное за пленника золото при первой возможности.
Когда Пиррос просит рассказать о себе, Ксенакис не таится. Работорговец не лгал, привлекая покупателей к торгам: он действительно жрец культа Джайнашта-шукар, действительно управляет огнем и ритуалы служения духам у него весьма необычные. Но это не должно стать проблемой, он не намерен насильно приобщать кого-то к своему служению, и будет рад вернуться в родной храм, что Данас и ставит себе новой целью. После небольшого отдыха все отправляются на рынок, чтобы раздобыть все необходимое для нового члена их группы. Вместе с ними идет и Риас. В последнее время отношения Данасов были натянутыми из-за ссоры, и чтобы сгладить ситуацию, Риас держится чуть в стороне, не лезет с разговорами, не набивается в компаньоны. Рабов и вовсе старается не замечать, чтобы избежать искушения лишний раз к ним придраться. Спонтанное приобретение Немого его не обрадовало. Как не обрадовало и то, что по возвращении с рынка Пиррос сделал Танатосу небольшой подарок – подвеску-оберег, сделанный из клыка нимфы, которую они вместе убили несколько дней назад на охоте. На счастье Риаса, юноша не оценил этого жеста, восприняв подарок недобрым знаком. Удивленный и смущенный излишним вниманием хозяина к себе, он все это время пребывал в подавленном настроении, ведь Риас солгал ему о мотивах своего названного брата, мол, они были в ссоре, Пирросу нужно было отвлечься, и лишь поэтому он вновь обратил на Танатоса внимание.

0

64

http://s8.uploads.ru/MWvXE.png

Новости нового Деймоса

Четверг, 23 июля 3085

После того, как Джефри обнаружил старшего Хелльберга на пороге родного дома, прошла уже неделя, и снова от Динка не было вестей. Хоть теперь Джеф и Ганц знали, где, с кем и чем занимался Игуана и почему не мог возвращаться домой регулярно, беспокойства их за друга и брата это не умаляло. Скорее даже усиливало. Как тут отвлечься на что-то еще, когда все мысли только об одном?
А между тем вплотную приблизилась давно уже назначенная дата демонстрации в защиту прав бара "Сирена" и приуроченного к ней "парада гордости" обитателей Комбинатской улицы. Геи, трансвеститы и прочие сочувствующие ЛГБТ-сообществу решили дружно выйти на улицу с флагами и транспарантами, пройтись по ней маршем и громко заявить о себе. Навряд ли такое мероприятие останется без внимания широкой общественности, особенно тех, кто совсем не дружен демонстрантам.
Джеф, пребывая в весьма подавленном состоянии после разговора с Динком и всего, что за ним последовало, не собирался идти, хоть и оказывал активное содействие организации мероприятия. Однако Ганц его уговорил, решив, что всякая прогулка будет лучше бестолковой прокрастинации в четырех стенах. В конце концов, там будет шумно и весело, много знакомых лиц, танцы, выпивка - это должно отвлечь от неприятных мыслей и тревоги за Динка хотя бы на один день.
Вот уже и вечер. Колонны прошли, музыка отзвучала, кто-то еще продолжал веселиться, в том числе и в самой "Сирене", стены которой вновь спасли от бульдозеров. Джефри и Ганц в уютной компании знакомцев пьют пиво и разговаривают. Все мирно и спокойно.
За Строубом хвостом таскается Тайлер Мур, но Джефри не обращает на него особого внимания. Хелльбергом заинтересовался некий Баки – знакомец Тайлера и Джефа, но и его интерес остается без внимания Ганца. Они пришли только развеяться, а не искать чего-то еще. Выпили, повеселились, устали, а потом вместе со всеми отправились прогуляться – прочь из душного бара. Поскольку было по пути, а район неспокойный, взялись сопроводить до дома трех трансвеститов, но, увы, не дошли. Повстречались с компанией хулиганов, хотели пройти мимо, но Тайлер не смог промолчать, и завязалась драка. Все возможные преимущества были на стороне нападавших. Спасло только появление команды дружинников на мопедах – это спугнуло хулиганов. Они же вызвали скорую и доставили остальных пострадавших в больницу. Двое трансвеститов в реанимации, у Матильды, Баки, Тайлера и Ганца мелкие травмы, не опасные для жизни. Джефри повезло меньше – ему об голову разбили бутылку, и так неудачно, что осколок попал в глаз. Инородное тело извлекли, раны зашили, и глаз остался на месте, но зрение не восстановится. Тайлер винил во всем себя – если бы он промолчал, драки бы не случилось. Но Ганца томила куда более серьезная, по его мнению, вина – если бы он не вытащил Джефри из дома на парад, они бы вообще не оказались в том переулке.
Но, так или иначе, произошло то, что произошло. Пострадавших подлатали и отпустили домой тех, кто мог идти. Баки остался поддержать Матильду, ожидавшую вестей о своих друзьях, а Тайлер вызвался проводить до дома Ганца и Джефри, толкая инвалидное кресло, в которого усадили последнего из-за травмированной ноги и легкого сотрясения мозга. Дома друзья более или менее пришли в себя, переварили произошедшее, кое-как смирились и отправились отдыхать.

Тем временем на Марсе палатки были свернуты, поклажа собрана, а игнисы запряжены. Часть марсианского каравана, пришедшего на стоянку в южную колонию землян, двинулась на север. Среди них были и братья Данасы, Гипнос Эксархидис, Танатос Гривас, а теперь еще и Хронос Ксенакис - жрец культа Джайнашта-шукар, которого Немой выкупил на торгах по просьбе юного Танатоса. Вскоре им предстоит отделиться от большой группы и двинуться на запад, чтобы доставить Хроноса обратно в его храм.
Погода портится, ветер идет недобрый. Читая знаки, посланные духами, Пиррос предлагает сделать небольшую остановку, разведать местность, а заодно и поохотиться, ведь если караван в пути застигнет буря, им понадобятся запасы, чтобы переждать, а потом двинуться дальше без потерь. Дабы не оставлять жреца одного, Немой доверяет заботу о нем Танатосу, а в спутники на охоту выбирает названного брата, и вскоре Данасы трогаются в путь.
Небо темнело, ветер усиливался и менялся, следы заметало, но им удалось напасть на след нимф, сбившихся в стаю, а потом нагнать и убить одну – небольшую и раненую, отставшую от остальных. Пиррос уже было подумал, что это проведение и добрый знак, что им удастся вернуться к каравану, укрывшемуся в песчаных землянках, но это было лишь затишье перед бурей. Не успели они пройти и до того места, откуда начали гнать свою добычу, как поднялся такой ветер, что и дороги не разобрать. Спасла их, должно быть, только удача – в небольшой скальной гряде Данасы обнаружили грот. Кое-как затащили туда своих зверей и добычу, сами забрались. Риас отколол кусок скалы, чтобы завалить вход и обезопасить их убежище, но структура скал была такой, что вслед за одним куском породы отвалился второй, третий, потолок грота начал рушиться и чуть не прибил Пирроса, в это время успокаивающего осатаневших от страха ящеров. Скальный осколок сильно ранил ему руку, но большую часть камней Риас все же смог удержать. Они оказались заперты в своем убежище. Что же делать? Пиррос, превозмогая боль, продумал план действий, и элоры приступили к его исполнению. Рана была не настолько серьезной, чтобы Данас не перенес пары дней заточения, за которую буря может уйти дальше. У них было немного воды, еды и огня, но последнего хватило лишь на час - прижечь свежую рану и подсушить немного мяса, чтобы не испортилось. А дальше можно было только ждать и надеяться на лучшее.

0

65

http://i93.fastpic.ru/big/2017/0521/45/2a8106f8d2c98210ebd41a84ae661d45.png

Новости падшей Вероны

Понедельник, 9-ое июня, утро раннее (06.00 – 09.00)

Начало недели ознаменовалось обновлением экспозиции в галерее современного искусства. Явиться на нее соизволили Алекс и Джейк. Как же им не явиться? Даже после ночи, проведенной в клубе, и утра, посвященного дружескому сексу, молодые люди прибыли на выставку, участие в которой принимал их общий знакомый - Артур Монтанари. Целый зал выделили под работы молодого художника, но узреть их суждено было не всем. Как-то растеряли они друг друга в толпе.
Джейк был захвачен Артуром, спешившим познакомить зрителей со своей музой и натурщиком. Алекс же успел ускользнуть и нарваться на знакомство с Валенцио Моретти – странным мужчиной, откровенно «залипавшим» перед одним из стендов. Совместный просмотр работ, разговоры о прекрасном, слово за слово, и как-то так само все вышло, что через полчаса знакомства один уже полез другому в штаны. Впрочем, желание было обоюдным.

Скалигер вернулся к друзьям довольный жизнью, и, сумев вырвать Маскерони из цепких лапок Артура, вместе с ним отправился домой отсыпаться. Благо, что Витторио сжалился над двумя идиотами и в целости доставил обоих сперва в галерею, а потом из нее.
Синьор Моретти, пребывающий в приподнятом настроении после неожиданно близкого знакомства с неким Алексом, намеревался провести день в компании друга, и они с Алессио встретились на набережной. Прогулка под палящим солнцем в духоте грозила солнечным ударом, поэтому они сперва зашли в кафе позавтракать. Бьянки хвастался обновкой, Моретти рассказывал об утренних приключениях, и время за приятной беседой текло неторопливо, пока в кафе не ворвались грабители. С оружием, в масках – все как надо. Находчивость, отвага и все еще спящий в ранний час инстинкт самосохранения в купе со сказочным везением помогли мужчинам предотвратить ограбление.

Пока одни предаются праздному веселью, другие куют железо своего успеха и процветания - иначе нельзя сказать. Именно потому вместо выходного дня, причем вполне законного, Скалигер прибыл в этот душный штаб предвыборной кампании. Именно потому, что сегодня к нему обещалась приехать синьора Капулетти - весьма влиятельная женщина, имеющая определенную власть в некоторых кругах и возглавляющую крупную компанию. Иметь такого союзника - весьма выгодное дело. Тем более что Риккарда сама попросила назначить встречу, и инициатива исходила от нее, а не кандидата в мэры. Все вполне легально.
Она приехала в сопровождении своего бухгалтера, дабы предложить небольшую сделку: как будущий мэр, а она вполне могла обеспечить удачу на выборах молодому кандидату, он закрывает глаза на ее теневой бизнес, а она же оказывает ему всяческую поддержку, организовывает более масштабную рекламу для Валентина, более того, конечно же, она и сама поддержит его кандидатуру. Всего-то нужно поступиться некоторыми законами, да прикрыть глаза на некоторые дела...
Предложение синьоры Капулетти было соблазнительным, но давить на Валентина она не стала, и было решено встретиться вновь чуть позже. Скалигеру было, над чем подумать.

Понедельник, 16-ое июня, вечер поздний (21.00 – 24.00)

Незаметно со дня открытия выставки Артура пролетела неделя. Неделя же прошла и с того дня, когда синьора Капулетти решилась нанести визит кандидату в мэры Вероны, который до сих пор так и не дал ответа под разными предлогами.
Эта неделя для всех вышла несколько напряженной: из-за последнего дела, не очень-то удачно отработанного чересчур вспыльчивым Тибальтом, полиция теперь усилила надзор. Пару раз за этот срок Алекс уже забирал из участка своего друга, пойманного с небольшими дозами травки, которую якобы тот для себя прикупил. Благо, что доказательств не было.

Сам Алессандро оказался затянут в дела семейные: обещался за вознаграждение явиться на пару приемов, приходилось вести себя прилично и по мере возможности - не влипать в истории. Поэтому как только удалось, так сразу Джейк вытащил своего друга на знакомство с новым местом, рекламируя его словами девицы, что уже третий день к ряду мелькала на экране телевизора. Алекс сорвался буквально с приема: помахал брату рукой, не обещался вернуться, да так в костюме и поехал на встречу с другом. Между делом оповещены о встрече оказались и Артур, и Витторио, даже Ромео и Бенволио позвали, правда, последний отказался, ссылаясь на дела. Дружной компаний сняв себе столик поближе к барной стойке, они предались любимому занятию - безделью, устраивая игры в стиле, кто больше выпьет, да между делом пуская по кругу косячок.
Впрочем, у кого-то эта неделя прошла в относительном спокойствии: никто больше не пытался в перерывах грабить кафе, да и со сбытом товара удавалось решить все быстро. И если бы еще почаще удавалось общаться с другом, Валенцио определенно был бы счастлив. Но грешно жаловаться: Бьянки все же выкроил время и отправился с другом в недавно открывшийся клуб.

На танцполе с Моретти столкнулся Скалигер, правда, не сразу признал. Где-то параллельно в толпе Джейк познакомился с Бьянки. В конце концов, все четверо почти единовременно пришли к одному и тому же столику к одной большой веселой компанией.
Они танцевали, играли в бутылочку, заново знакомились, перекрикивая громыхающую музыку. Как-то так вышло, что развеселый Маскерони положил глаз на не слишком-то радостного Алессио, а его рыжеволосый дружок, закончив танцевать стриптиз на барной стойке, приземлился на колени Моретти. Артур лирично грустил в уголке, хотя в итоге урвал пару сладких мгновений наедине со своей музой. Самый адекватный из всех – Каньотто – держался немного в стороне, хотя и принимал участие в общем веселье.
В итоге большая и дружная компания разделилась на две поменьше. Когда новизна обстановки приелась, а телефонный собеседник сообщил Моретти радостную новость об успешно пересекшей границу партии кокаина, мужчина предложил новым-старым знакомым продолжить общение уже за пределами клуба. Согласились двое: Алекс и Джейк. Такси доставило четверых уже мало что соображающих гуляк в особняк Тони Луччи, где они еще прилично добавили. Что-то выпили, что-то выкурили. Сорвиголова Маскерони сиганул в бассейн с крыши без последствий. Немного погодя Скалигер свалился в этот же бассейн, откуда его героически вытянул Валенцио. Алессио как-то ловко обошел стороной все опасности, и именно ему пришлось затаскивать продрогшие тела в хлам уделанных знакомцев обратно в такси.
Добравшись до квартиры Моретти, четверка вновь распалась, и хотя Джейк весь вечер, не скрываясь, флиртовал с финансистом, ноги он раздвинул почему-то перед хозяином дома. Скалигер, оценивший умения Бьянки едва ли не во всех комнатах и позах, отправился гулять по крышам и ловить простуду. После компанию ему составил уже Валенцио, имя которого рыжий бес наутро даже не вспомнил.

Тем же вечером состоялась условленная встреча Валентина Скалигера и Риккарды Капулетти. Первый был обеспокоен поведением брата, сорвавшегося прямо с делового приема, вторая была обеспокоена шумихой вокруг нечистой работы племянника. Оба, впрочем, сумели ненадолго оставить личные треволнения и на вечер, проведенный в обществе друг друга, вновь натянуть шкуры деловых людей. Кандидат в мэры настаивал на прояснении деталей сделки. Не верил он в святую простоту и благотворительность влиятельных людей без выгоды для них и правильно делал. Риккарда темнила, увиливала, но в итоге получила свое: Валентин согласился принять «помощь». Обсуждение конкретно его – Скалигера – роли в этой игре Капулетти вновь переносилось на неопределенное время в силу уже позднего вечера за окном. Вновь вернувшись к состоянию тревоги за нерадивого братца, Валентин покинул ресторан, а вот синьору сегодня ожидала еще одна встреча. Незапланированная.

Тибальт ожидал появления тетки возле двери квартиры, словно какой-нибудь маньяк. Пришел без приглашения, имея целью не только поплеваться ядом и пожаловать на усилившейся (его же стараниями) надзор со стороны полиции. Он пришел за руководством к действию. Риккарда посвятила его в свои планы, но неуважительное
обращение со стороны вспыльчивого племянника вынудило женщину оборвать разговор на середине и удалиться. Не привыкла терять лицо, особенно перед своими людьми, а ведь Валерио все-таки не только родственник, но и подчиненный. Отбившийся от рук, которого следовало приструнить и показать, кто в доме хозяин.

Понедельник, 23-ое июня, день ранний (12.00 – 15.00)

Время летит незаметно, и с очередной встречи Валентина Скалигера с Риккардой Капулетти пролетела еще одна неделя, насыщенная встречами, выступлениями и жестами, направленными исключительно на то, чтобы расположить потенциальных избирателей к своей кандидатуре. Конечно, не без помощи синьоры организовано несколько встреч, а главное - впереди ждет и благотворительный вечер.

Пока что в Вероне относительно тихо: Монтекки с головой ушли в свои дела и даже на редкие встречи с друзьями прекратили выбираться, Капулетти изображают из себя порядочных людей перед законом и все хорошо, все спокойно. Пока что некоторым приходится залечь, как говорится, на дно. Кому нужны проблемы? Никому.

Беда не приходит одна: только Алекс размечтался сбежать куда-нибудь отдохнуть после недели игры в пай-мальчика вместе с братом, как родители решили, что они давно не виделись и очень уж захотелось им встретиться в загородном доме. Все планы помахали ручкой, Валентин настаивает, чтобы отправиться на машине, когда старшему брату приятнее на своем коне, но... иногда все-таки стоит идти на уступки.
Уступчивость им обоим аукнулась: они уже порядочно отъехали от Вероны, когда забарахлил двигатель и в итоге двое братьев оказались на дороге со сломанной машиной. Поездка под угрозой срыва, оба весьма и весьма напряжены. Одно лишь радует: Витторио согласился подъехать сразу, как освободиться, чтобы забрать двух Скалигеров. А пока что их ждал бар у дороги и эвакуатор, который задерживался.
То ли жара так подействовала, то ли окончательно издохшая посередь дороги колымага, то ли все это вместе, но оба брата были не в самом лучшем расположении духа. От выяснения «кто виноват и что делать» перешли к взаимным оскорблениям. Сперва не слишком колким, затем уже более резким. Дошли даже до рукоприкладства, но каждый остался при своем, получив в сухом остатке разбитое лицо, да тяжкий груз на совести. Слова порою бьют сильнее кулака.

После недавнего успеха работ на выставке юных дарований, Артура пригласили еще раз побывать на ее закрытии перед сменой картин. Между разговорами и расшаркиваниями с другими художниками, чьи работы так же представлены в галерее, он заметил смутно знакомую фигуру.
Так уж вышло, что после прошлого понедельника, в котором Джейк и Ко покинули клуб, Монтанари не видел его и начинал даже волноваться, не случилось ли что. Тем более что его лучший друг так же недоступен, и пытаться с ним связаться оказалось делом бесполезным.
Именно потому он и решился подойти к мужчине, с которым тогда и уходили друзья. Ну, мало ли, а вдруг знает? Правда, как оказалось, на выставку он пришел не один, а в компании какой-то женщины, которая являлось Риккардой Капулетти. Синьора продолжила бы изучение выставки с приведшим на нее Бьянки, если бы тому не потребовалось вернуться в офис. В итоге Риккарда была оставлена под присмотром его лучшего друга, тем более что тот и сам недалек от искусства. Полагая, что Валенцио сможет занять начальницу на время, Алессио удалился.
Осторожно вмешиваясь в разговор двоих, Артур собирался выяснить о своих друзьях, но ничего толкового не выходило. Между делом они подходят к его работе, на которой изображен Джейк, и находится более увлекательная тема для общения. Моретти узнал изображенного на картине парня, но встреча с другим неприятным посетителем выставки обломала ему кайф от воспоминаний. Впрочем, не только ему сей субъект помешал. В ответ на скабрезные замечания, оскорбившие работу Артура, Риккарда при поддержке художника вежливо, но доходчиво послала неизвестного синьора куда подальше.
Неожиданно к их компании прицепился новый человек, так же недовольный поведением мужчины. Монтанари пустился в пространный вдохновенный рассказ о создании портрета Маскерони. Он рассказывал бы без умолку еще долго, если бы новым участником их кружка любителей живописи стал кто угодно другой, а не Кароль Марелли. Девушка оказалась крайне неуклюжей, и с ее легкой подачи уже через десять минут после знакомства синьора Капулетти оказалась с ног до головы облита соком, холст с портретом Джейка едва не рухнул на испачканный пол, а автор его разбил нос об стену.
Риккарда отправилась домой с испорченной одеждой и настроением, вызвонив своего водителя, а Моретти повез незадачливого художника в больницу, где и оставил благополучно, так и не открыв ему тайны об исчезновении Джейка и Алекса.

0

66

http://i93.fastpic.ru/big/2017/0521/45/2a8106f8d2c98210ebd41a84ae661d45.png

Новости падшей Вероны

Четверг, 26-ое июня, вечер ранний (18.00 – 21.00)

После злоключений, выпавших на долю некоторых горожан (видимо Венера была не в Марсе, а Плутон не закатился за Нептун, а может все это магнитные бури?), прошло еще три дня. Четверг - чем не замечательный день недели? Еще немного и многие смогут отправиться отдохнуть куда-нибудь на выходные, позабыв о невзгодах. А, быть может, просто сбежав во имя целей, непонятных никому.
Солнце уже давно зашло за горизонт, девушки в юбках покороче снуют туда-сюда, бросая взгляды на юношей, а те ожидают своих друзей, чтобы после приударить за ними, да укатить на машине в закат. На заправках, за кафе с задранными этими юбчонками, они познакомятся ближе и поутру расстанутся, чтобы никогда не вспоминать.
Именно так многие проведут свой вечер, кто не приглашен на благотворительный вечер, устраиваемый достаточной известной личностью в поддержку кандидата в мэры города. Синьора Капулетти вложила немалые деньги в организацию и успешность мероприятия для нее важна так же, как и для юного Скалигера.

Валентин с закрадывающимся в сердце ужасом ожидал этого дня, зная, что на прием снова придется брать брата (как же, должен же он изобразить наличие хоть какой-то у него семьи!), а тот мог устроить что угодно, несмотря на все обещания вести себя хорошо. И все же этот день наступил и, скрепя сердце, они отправились в ресторан, арендованный синьорой Капулетти специально для выступления юного Скалигера. Приглашены музыканты, периодически на сцене появляются миловидные синьорины, напоминающие собравшимся, что все пожертвования, переведенные на указанный счет, пойдут на помощь детям-сиротам.
После выступления с прочувственной речью на сцене, Валентин возвращается за столик, к которому вскоре присоединилась и синьора Капулетти в сопровождении своего практически заместителя. Чуть не подавившись соком, который медленно потягивал, Алекс изобразил учтивую улыбку, делая вид, что нет-нет, они совсем не знакомы с синьором напротив и ничего не было.
Им предстояло провести вечер в обществе друг друга, ведя скучные беседы о политике и играя в хороших людей, которые вовсе не думают ни о чем дурном в своей жизни.
В итоге все прошло как и было задумано, без сучка, без задоринки: синьора Капулетти указала юному кандидату в мэры на нужных людей, с которыми следовало бы познакомиться, даже самостоятельно свела с парочкой из них. Скалигер выдержал испытание мужественно, натянув дежурную улыбку, и, не считая полета улитки из-за незнакомых и упрямых столовых приборов, никаких эксцессов на приеме не случилось.
Алекс скучал, едва подавляя зевки, и вскоре даже многозначительная игра в гляделки с Алессио Бьянки, усевшимся напротив, ему надоела. Довольно скоро молодой человек откланялся и улизнул, пригласив знакомца присоединиться к своим вечерним приключениям, если есть на то желание. Финансист согласился и покинул Риккарду, как только представилась возможность.

В получасе ходьбы от места событий находилось заведение со звучным и затейливым названием «Бар». Чаще всего именно там по четвергам устраивались литературные вечера, на которых скромные юные дарования могли проявить себя, прочитав что-нибудь из своего арсенала. Обычно публики было немного, да и та - не очень-то благодарная, которой куда важнее залить в себя чего-нибудь покрепче, чем слушать чьи-то словесные излияния. Но все-таки находились те, кто прислушивался к болтовне на сцене со светом, направленным на микрофон.
Еще утром Алессандро привычно обзвонил своих друзей, предлагая выбраться на совместное прослушивание таких же непризнанных талантов, которые со страстью бросали вызов обществу со своего пьедестала, но с которого быстро оказывались свергнуты из-за отсутствия всякого интереса. Многие из них больше никогда не возвращались в этот бар, униженные и оскорбленные, и лишь компания сумасшедших любителей искусства исправно каждый четверг приходила, чтобы выступить самим или же остаться в стороне и слушать.
Джейк с Артуром привычно явились первыми, чтобы Маттео успел пропустить один-другой стаканчик чего-нибудь. Впрочем, художник притащился сюда так рано лишь из желания пообщаться со своей музой, да поделиться теми злоключениями, которые произошли в понедельник с ним. В конце концов, за это время они впервые смогли встретиться, и он убедился, что тот жив!
Они сидели за столиком и неспешно потягивали каждый свое, разговор особо не вязался, когда недалеко от них подсел Моретти, забредший в бар лишь из желания передохнуть от дел, планировавший позже отправиться в свой клуб. Признав двоих знакомцев, Валенцио не отказался от компании, о чем в дальнейшем мог бы пожалеть, но… Нет, не случилось.
Скудная компания двоих малознакомых парней вскоре пополнилась. Сперва явился Алекс, следом за ним подтянулся и Алессио, чем Моретти был немало, но приятно удивлен. За столиком среди мужчин, в различной степени заинтересованных друг в друге, затесалась маленькая хрупкая Кароль Марелли. Беда не приходит одна, и именно на ее невезучесть можно было при желании списать внезапное отключение света. Самое интересное, что на этот раз происшествие только скрасило вечер: на столах и полках загорелись свечи, Скалигер читал чувственную прозу в свете живого пламени под аккомпанемент скрипки. Пусть зацепило не многих, но задало бы тон всему вечеру…
Если бы не какая-то подвыпившая компания со стороны, решившая почесать кулаки с первыми встречным. Драка между Валенцио, местным музыкантом и скинхедами завязалась на улице, но переступила порог «Бара» довольно скоро. Разогнала дебоширов только подъехавшая полиция, и в суматохе дружная компания друзей и знакомых рассыпалась: Алекс скрылся под шумок, опасаясь проблем с блюстителями порядка, а скульптор, художник, финансист и лоботряс отправились гулять по ночному городу.

Четверг, 26-ое июня, вечер поздний (21.00 – 00.00)

Вот чем хорошо иметь множество знакомых – никогда не останешься без компании, и вскоре уже в другом баре Алекс был готов веселиться всю ночь напролет, но карты спутал один телефонный звонок. В город вернулся кошмар и любовь всей его жизни – Альберто. Звонил с просьбой встретиться, уверял, что просто хочет увидеться, грозился сделать с собой что-нибудь, если Скалигер откажется. В общем, давил на жалость, и Алекс вновь пошел ему навстречу. Себе на беду. В номере старого отеля, стены которого помнили множество подобных встреч, Альберто избил и фактически изнасиловал его, а после выставил за дверь, не дав даже умыться. Ничего-то в мире не меняется, люди не меняются, и рыжеволосому следовало бы бежать от своего мучителя за тридевять земель, но он остался. Остался, чтобы высказать ему в лице все, что накипело, но Альберто не собирался слушать, и в итоге Скалигер остался лежать на тротуаре рядом с отелем с разбитым лицом и без сознания.

Четверка отважных приключенцев на набережной Адидже тем временем устраивала массовые заплывы, потом сушилась в баре неподалеку. Там они еще что-то пили, танцевали, веселились, узнавали друг друга и просто наслаждались ночью, не ввязываясь в новые опасные авантюры. Хватило того, что с литературного вечера они ушли с разбитыми кулаками и лицами.

Пятница, 27-ое июня, утро раннее (06.00 – 09.00)

Утро было добрым не для всех. После ночных прогулок и купаний прямо с набережной Артура вырвал телефонный звонок: используя весьма странный шифр Алекс, попросил его приехать в полицейский участок. Тот недолго думая отправился вызволять друга из-за решетки, следом за ним от нечего делать отправился Алессио.
Побитый, голодный, замерзший и злой – в таком виде они застали Скалигера, но с помощью Моники и Фабио, также призванных на помощь, привели парня в божеский вид.

Маттео и Валенцио не долго прохлаждались у реки, любуясь рассветом: хотелось есть, спать и в тепло. Но вместо того, чтобы, как все нормальные люди, отправить по домам и упокоить бренные тела под одеялами, гуляки отправились на автобусную остановку, а оттуда – за город. Зачем? А просто так. Для вдохновения, чтобы не смазывать впечатления от прекрасной ночи, но закрепить их. Сирмионе встретил их освежающей прохладой, и можно было бы остаться там до ночи – почему нет?

0

67

http://i93.fastpic.ru/big/2017/0521/45/2a8106f8d2c98210ebd41a84ae661d45.png

Новости падшей Вероны

Пятница, 4-ое июля, вечер поздний (21.00 – 24.00)

Уже неделя прошла с того момента, как Джейк в последний раз виделся с Алексом. Как тот исчез из клуба после драки, так и пропал. Конечно, иногда он имел свойство уходить в себя на какое-то время или без предупреждения срываться куда-нибудь из города, но беспокойства за друга это не умаляло. Так что Джейк, допытавшись Артура и выяснив, что он определенно знает что-то об Алексе, просит художника о встрече. Почему бы им не сходить в клуб? Заодно и проветрятся, потому что лично для Джейка неделя спокойствия и, фактически, безделья была сущим адом. А то, что владельцем оного клуба оказался Валенцио Моретти – так это чистая случайность.
Собрались за столиком все трое, снова перезнакомились, поговорили. О местонахождении Алекса Джейк так ничего и не выяснил: то ли Артур на самом деле ничего не знал, то ли просто не хотел говорить. Валенцио отвел Маскерони в сторону, чтобы «заправиться» и сделать вечер менее томным, Артур же в это время подвергся неожиданной атаке поклонников из числа посетителей стрип-клуба.
На кокаиновой тяге работать можно, но скучно, так что Моретти соглашается оставить дела и немного развлечься в компании парней. Место назначения – клуб «Альтер-эго».
Шум, свет, музыка – все, как нужно, и вскоре они уже теряют друг друга в толпе, зато находят… Алекса. Рыжеволосый тоже пришел развлечься, даже нашел того, с кем можно это сделать – Орфео (как тесен, все-таки, мир). Благо, что Кваттроки не пересекся с Джейком, а то веселый вечер мог бы закончиться очень скоро и очень печально для последнего. Скалигер ни словом не обмолвился о своем длительном отсутствии, да и вообще вел себя как ни в чем не бывало. Танцевал, веселился, пил и… кто-то подлил ему в стакан наркотик. Очень скоро Алексу стало плохо, он отправился подышать свежим воздухом, но в клуб так и не вернулся.
А Джейк ждал, Артур ждал вместе с ним (художник вообще хотел хоть немного побыть со своей музой этим вечером). Потом ждать просто так надоело, стандартная развлекательная программа ночного клуба подхватила их, закружила и бросила-таки в объятия друг друга, так что домой парни уехали вместе. Моретти, так и не добившись от позвавших его знакомцев чего-то толкового, нашел компанию покруче и укатил в ночь, мало соображая, куда едет; главное – там будет весело.
Вот кто-то веселится ночи напролет и в будни, и в праздники, а кого-то работа не отпускает иногда даже на выходные. Впрочем, хорошо, что хотя бы не держит в узде круглые сутки. Вот и Валентин, прибывший на очередной прием по поводу скорых выборов еще утром, теперь мог спокойно отдыхать, расположившись в уютном номере презентабельного отеля. Точнее – мог бы, и уже собирался спуститься в ресторан, чтобы поужинать, как вдруг во всем отеле погас свет. Электронная система замков оказалась заблокирована, и все постояльцы, в каких бы комнатах они ни находились, оказались в них самыми настоящими заложниками. Единственным возможным собеседником для Валентина была Риккарда Капулетти, которая так же присутствовала на приеме и снимала номер прямо над Скалигером. Это ли не хорошая возможность постараться упрочить не слишком-то доверительные отношения между двумя довольно влиятельными лицами? Пусть и через балкон.
Только диалог упрямо не желал даваться им легко: не так-то просто снять маску деловой вежливости, даже если не видишь собеседника. О чем говорить с человеком, которому должен (или будешь должен)? О погоде, об отдыхе, об увлечениях. Немного о семье. Домашняя философия. Оба устали и хотели только одного: чтобы поскорее все это закончилось, то ли в масштабах гостиницы, оставшейся без света на пару часов, то ли вообще. Некультурные соседи сверху кидаются бычками, кто-то устроил салют… красиво. Ближе собеседники, разумеется, не стали, но и больше не отдались, зато время скоротали. Каждый раздумывал о своем: Риккарда – о себе, о том, чем жертвовала и продолжает жертвовать ради карьеры, Валентин – о том, что только начинает делать это; все беспокоился о брате, вновь пропавшем куда-то, и ни весточки, ни звонка.

Суббота, 5-ое июля, утро раннее (06.00 – 09.00)

Ночь, полная приключений разной степени тяжести, закончилась, и вот Валенцио бредет по пустой дороге, плохо соображая, откуда и куда. Который час? Благо, заряда на телефоне хватило, чтобы позвонить другу и попросить о помощи. Алессио, что удивительно, не спал. Пока начальство отсутствует, дела фирмы всей тяжестью легли на его широкие плечи. Бьянки даже был рад прокатиться с утра пораньше за город и согнать дремоту после бессонной ночи. Да, кстати! Друга он обрадовал, когда добрались до дома: галерея современного искусства дала добро выставлять работы Моретти! И не страдай Валенцио от похмелья, то обязательно бы обрадовался… Или нет? Стук в дверь, на пороге Карла Моретти – какая гадость с утра пораньше. После короткой и не очень-то радостной беседы с матерью, Валенцио еще немного потрепыхался, силясь изобразить готовность к активным действиям в отношении выставки, но вскоре сон его настиг. Бьянки, ставший невольным свидетелем и участником семейной сцены, тоже хотел было отдохнуть, но не судьба: Риккарда уже вернулась из Виллафранки и требует явиться в офис.

Сама синьора между тем отправилась на встречу с человеком, собиравшим компромат на Скалигера. Исайю Нери посоветовал Валерио и очень лестно о нем отзывался. Ранним утром в ресторане не будет посетителей, значит, их не подслушают и не увидят – чего еще можно желать? Молодой человек не стал долго расшаркиваться: на стол перед Риккардой лег конверт с фотографиями. Как оказалось, на самого Валентина молодой фотограф не нашел ничего, зато на его брата!.. О, на руках у Капулетти был бы отличный козырь, если бы только на фотографиях вместе с Алессандро Скалигером не был запечатлен финансист и первый помощник Риккарды – Алессио Бьянки. Нери непрозрачно намекнул, что, если ему будет разрешено продолжить слежку, то он с удовольствием возьмется за дело и накопает еще больше… пикантных подробностей жизни Алекса, но Риккарда вежливо откланялась, пообещав только подумать над этим. На нет и суда нет, и Исайа отправился в общежитие, чтобы наконец-то немного отдохнуть.

В это время в другой части города очнулся, наконец, и сам Алессандро Скалигер. Как отрубился – не помнил: наркотик, подсыпанный в стакан, буквально стер прошедший вечер и ночь из его памяти. Где находится, он тоже смутно представлял, а потому пошел, куда глаза глядят, чтобы не мокнуть под дождем. Главное теперь – как-то добраться до дома. Алекс не замечал ничего вокруг и даже случайно врезался в прохожего… Может, все бы и обошлось мирно, если бы прохожим не оказался синьор Бассани.
Валерио спешил по своим делам, но тут телефон дал сбой; настроение устремилось в минус, напряжение нарастало. Он бы по привычке уже разбил проклятое средство связи об стену, но тут на него налетели, и упавший мобильный сам разбился об асфальт… Не такая уж и дорогая потеря, но совершенно не вовремя. Алекс просто попался под горячую руку, и все негодование и досаду Бассани обрушил на него. Выместил злость, почесал кулаки и пошел дальше, разумеется, не подозревая, что оставляет в переулке валяться без сознания старшего брата кандидата в мэры Вероны, с которым у его дражайшей тетушки большие дела.

Суббота, 5-ое июля, утро позднее (09.00 – 12.00)

Бассани осознал, что натворил, только через пару часов. Не испытывая еще ровным счетом никаких тревог по поводу содеянного, он отправился проведать своего братца, которому больше недели тому назад подогнал работенку – слежку за Валентином Скалигером (Риккарда попросила). Заявился в общежитие без звонка (телефон после падения умер окончательно). Исайа, вернувшийся со встречи с синьорой в ресторане, уже практически дремал, когда Тибальт объявился на пороге. Как дело продвигается? Да все отлично, вот фотографии скидываю, хочешь посмотреть? У Бассани едва челюсть не отвисла, когда на снимках по делу Скалигера он увидел лицо, которое только пару часов назад имел удовольствие познакомить со своим кулаком. Узнал он и Алессио, и это не понравилось ему еще больше, по крайней мере, сам он сделал акцент на этом, чтобы не посвящать Исайю в подробности своих утренних приключений. Нери же был как всегда невозмутим и посоветовал Валерио оставить это дело на рассмотрение Риккарды. В конце концов, это ее «правая рука» роется в грязном белье Скалигеров.

Суббота, 12-ое июля, вечер ранний (18.00 – 21.00)

Незаметно пролетела еще одна неделя, и вот наступил ожидаемый для некоторых день выставки. Сегодня придирчивому взору ценителей искусства или же просто зевак будут предоставлены скульптуры Валенцио Моретти – в основном зале. И еще некоторые менее интересные работы в другом, поменьше, где выставлялись очередные юные дарования с нестандартным взглядом на жизнь.
Естественно, в первый день выставки организован фуршет, на открытие приглашены журналисты. Желающие могут задать вопросы автору работ, если сумеют пробиться среди акул, собирающихся получить откровенное и уникальное интервью. Так же на этой выставке можно заметить и лица, погрязшие в политических интригах. По настоянию синьоры Капулетти, ныне активно занимающейся карьерой молодого Скалигера, она и Валентин прибыли в галерею, чтобы приобщиться к прекрасному, а заодно мелькнуть перед камерами и поговорить с журналистами, многие из которых только ради них и пришли сюда.

Несмотря на то, что на выставку Валентин официально прибыл в обществе брата, уже через несколько минут он оказался вынужден любезно улыбаться на камеру рядом с Риккардой. Сегодня синьора оказалась вынуждена приехать без своего верного помощника, который остался в офисе разбираться с очередными счетами и поставками. Для нее это мероприятие – очередной ход пиар-кампании кандидата в мэры, возможность выступить, тем более что за это уплачена энная сумма организаторам. Благодаря связям синьоры Капулетти уже сейчас удалось вывести имя Валентина Скалигера на телевидение, о нем говорят, как о возможном победителе, и публике безумно интересно узнать как можно больше. Теперь им стоило вместе постараться, чтобы ни одному репортеру не удалось зацепиться за какое-нибудь слово и очернить их. Получится ли?
Да, вполне. И Валентин, и Риккарда вели себя пристойно и держались невозмутимо. Пара новых полезных знакомств, торжественная речь, небольшое, хорошо продуманное интервью, и под конец они даже смогли осмотреть экспозицию – так удачно все сложилось... Под конец настроение всем немного подпортил скандал вокруг драки Аугусто Моретти с одним деловым партнером, малость перебравшим шампанского, однако Валентин и тут умудрился попасть в кадр в самом благовидном свете: пришел на помощь, когда пожилой даме стало дурно.

Впрочем, не для всех этот вечер прошел гладко. Младший Моретти еще за время подготовки к выставке успел порядком перенапрячь нервы. Впрочем, до дня Икс трепал их больше он сам себе, а тут внезапно мероприятие, обещавшее быть вечеринкой «для своих», превратилось в светскую тусовку с важными персонами, репортерами и прочей шумихой. Бесплатная реклама – это, конечно, чудесно, но он как знал и не зря тайком пронес на вечеринку «успокоительное» - нервишки-то шалят, сердце болит за любимое дело.
Вернувшийся после недельного приключения, которое едва не доконало его, Алессандро Скалигер оказался так не вовремя выловлен своим занудливым братом, который не просил, а требовал отправиться на какую-то там выставку. Нет, против искусства-то Алекс ничего не имел, но компания родственника совершенно не располагала к хорошему проведению времени. Именно потому, стоило им переступить порог галереи, как Скалигер поспешил скрыться из виду, оставляя родственника на съедение стервятникам с камерами. Сам же, еще не совсем пришедший в себя после долгой дороги, Алекс мечтал лишь о том, чтобы найти у кого-то хоть что-то покрепче шампанского, так любезно выставленного в зале для гостей.
Имея желание расслабиться, но не имея особой возможности, с двумя последними сигаретами он отправился туда, где надеялся оказаться незамеченным никем любопытным. Но кто же знал, что укромное местечко окажется занято? И никем иным, а Валенцио, сбежавшим от шума и критиков. Выпили, покурили, вспомнили друг друга в кои-то веки. За пару глотков виски Алекс даже весьма своеобразно отблагодарил скульптора, и вечер стал куда интереснее и приятнее. Особенно когда потом в зале они снова повстречались, и Моретти организовал рыжеволосому персональную экскурсию, в результате которой они оказались наедине в подсобном помещении. На том можно было уже и расстаться, но нет. Когда Аугусто полез в драку, сын его спешно ретировался вместе со Скалигером через террасу – хватит уже этих скандалов, причем, с них обоих.
Молодые люди отправились в расположенный неподалеку бар. Разговоры, выпивка, приятная компания, и черт дернул Валенцио предложить Алексу расслабиться, затянувшись косячком в туалете. Офицер полиции поймал их буквально за руку. Хотели избежать скандала, а сами же и вляпались, причем, дольно серьезно: в тот же бар за ними следом «как бы случайно» отправился один из репортеров, присутствовавших на выставке. Моретти-то привод в полицию переживет, а вот Алекса ждут серьезные неприятности от брата, блестящую репутацию героя которого он самым бессовестным образом подмочил. Не нарочно, но все же. Дабы избежать расправы со стороны Валентина, Алекс просит у Моретти убежища на пару дней, пока шумиха не уляжется, да и сам рад залечь на дно.

Пока на светских раутах достопочтенные синьоры бьют друг другу лица, репортеры охотятся за сенсациями, а золотая молодежь вляпывается в неприятности, недалеко от города разворачивается другая, чуть менее масштабная, но от этого не менее эпичная драма.
В последнее время дела у Джейка совсем не ладились: его выселяли со съемной квартиры, идти, как оказалось, откровенно некуда, да и до Алекса он дозвониться никак не мог. Но что еще хуже – на привычных точках сбыта товара часто стали появляться полицейские, мешая торговле. То есть, оплатить свою задолженность по съемному жилью в итоге не представлялось никакой возможности, да и занимать не у кого.
Не в самом хорошем настроении Джейк добрел до близлежащего бара от места, в котором он очутился не иначе, как чудом: события прежней ночи никак не желали восстанавливаться. В кармане появилась целая сотня, которую он благородно решил спустить на алкогольные напитки, чтобы жизнь не казалась такой гадкой.
В тоже время несчастья решили посыпаться и на голову племянника синьоры Капулетти, возвращавшегося с делового ужина за городом: на окраине у него заглохла машина и, как бы Валерио ни старался ее реанимировать, всячески отказывалась оживать. Пришлось вызывать эвакуатор, услуги которого он благополучно оплатил наличными. Когда машину уже увезли, Бассани отправился в бар, чтобы хоть немного успокоиться и оттуда уже связаться с Хейзом. Но, как назло (а может потому, что слишком часто техника в его руках летает в стены), мобильный прощально моргнул экраном и не пожелал более включаться. Проклиная все на свете, мужчина устроился около барной стойки, заказывая чего-нибудь покрепче. В этот момент он и предположить не мог, что с его банковской картой тоже случится неладное, и она не сработает, а наличных не окажется после оплаты эвакуации. И придется ему черти как выкручиваться из сложившейся ситуации, возможно, что даже за чужой счет. Вот только где бы еще найти желающего помочь?..
Желающий объявился сам: Джейк с барского плеча кинул на стойку обнаруженную в кармане наличность. Почему заплатил за незнакомца? Видимо, до сих пор еще был порядком пьян, да и скребущие на душе кошки могли хоть немного утихомириться под натиском этого приступа альтруизма. К тому же, ему совсем не хотелось загреметь в полицию, пусть даже и в качестве свидетеля: Бассани в отвратительном настроении уже намеревался спустить собак на бармена.
Так и познакомились, сидя в одной лодке несчастий: и Джейку, и Валерио нужно было как-то связаться с большой землей за пределами бара и поскорее добраться до Вероны. Судьба, немного смилостивившись, даже преподнесла им шанс на блюдечке: в придорожную питейную заглянул знакомый Тибальта – на авто, с охраной, ну просто сказка. Только Маскерони все испортил, прицепившись к спутнице их потенциального спасителя. Девица закатила скандал, мужчина пошел на уступки и, пожелав знакомцу удачи, скрылся вместе с авто и охраной. Каким-то чудом Маттео избежал кары со стороны Бассани за свою выходку. Бармен, наконец, сжалился над обоими и предложил подвезти до города. О причинах, по которым старый хрен столько времени молчал, играя дурачка, они так и не узнали, потому что уже катили в сторону Вероны в кузове драндулета, едва только не развалившего по дороге. Вроде бы и выручили друг друга, вроде как и квиты, и какого черта Маттео не доехал с барменом до дома? Слез вместе с Бассани, потопал пешком едва ли не на другой конец города, даже не обратив внимания на уместное и, что странно, доброжелательное предложение Валерио подбросить его до дома. Было бы предложено. Тибальт дождался Оскара и наконец-то добрался домой, проклиная телефоны, автомобили, кредитки и кретинов вроде Джейка.

Воскресенье, 20-ое июля, вечер ранний (18.00 – 21.00)

Прошло больше двух недель с той самой встречи, на которой поссорились Давид и Нико. Глупость, но в результате нее оказался испорчен не только вечер, но и настроение обоих. И все же, осознавая собственную вину перед проститутом, Мартинес не хотел и не мог просто обо всем позабыть. Правда, Давид не знал, как загладить вину, да и где искать Нико – тоже.
То ли удача была на его стороне, то ли такова судьба, но придя на знакомую улицу, он увидел выходящего из отеля Леони. Теперь дело за малым: всего-то подойти и извиниться за свою выходку, но все же... сомнения, немного страха, которые придется перебороть, чтобы наконец-то все исправить. Давид надеялся, что приняв извинения, Нико не откажется погулять с ним. В конце концов, рано или поздно, но все-таки нужно пробовать, а не гадать, получится ли у них что-то или нет. Только вот простит ли Леони Мартинеса?
Испанец был искренен, принося Нико извинения, и так очаровательно расстроен, что тот просто не мог долго сердиться. И даже сам предложил (кто бы мог подумать!) прогуляться по набережной. Давид с радостью и облегчением принял предложение. Молодые люди прогулялись, съели по мороженому, потом отправились в расположенный неподалеку сквер, чтобы послушать музыку и передохнуть – играли и пели друзья Мартинеса. Поначалу, конечно, немного нервничали, но потом решили забыть о прошлом и заново узнать друг друга уже не в контексте «клиент – проститут». Давид не скрывал своих намерений ни когда признался, что Нико ему нравится, ни когда обнимал в сквере, ни когда провожал до дома. Вот только Леони не совсем его понял и был обескуражен, когда по завершении вечера Давид хотел поцеловать его. Разве они не друзья? Нет, друзья не назначают свидания, что испанец и поспешил сделать, дабы Нико его уже точно правильно понял.

0


Вы здесь » White PR » Архив старых реклам » Новое поколение